Знамя Победы

Знамя Победы — оно родилось
из огонька самокрутки,
что распалили, как первую злость,
утром солдатские руки.

Знамя Победы — холодный рассвет
над ополченьем столицы,
вышитый школьной подругой кисет,
первый «кубарь» на петлице.

Знамя Победы — тагильский металл
до или после июня
и самолёт, что пилот облетал
только вчера, накануне.

Знамя Победы — из Ставки звонок,
красная нить обороны,
кровь на снегу, и от крови дымок,
словно из горла патрона...

Всё это вместе копилось, росло,
стало единою тканью
и на решительный штурм повело
армию с красным названьем.

Знамя Победы народ создавал
в муках, как высшее счастье,
чтобы Шатилов его передал
лучшим разведчикам части.

И развернулось его торжество
почестью нашим солдатам.
Столько побед впереди у него!
первая лишь —
в сорок пятом.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-05-12
Широкая синяя Нева, до моря рукой подать. Именно река заставила Петра принять решение и заложить здесь город. Он дал ему свое имя. Но Нева не всегда бывает синей. Нередко она становится черно-серой, а на шесть месяцев в году замерзает. Весной невский и ладожский лед тает, и огромные льдины несутся к морю. Осенью дует ветер, и туман окутывает город — «самый отвлеченный и самый умышленный город на всем земном шаре».
2015-06-04
Всего двадцать лет прошло с того времени, как Александр Блок написал первые стихи, составившие цикл Ante Lucem, до поэмы «Двенадцать», венчающей его творческий путь. Но какие шедевры создал за эти два десятилетия великий поэт. Теперь мы можем проследить путь Блока, изучая его биографию, историю отдельных стихотворений, перелистывая страницы старых газет и журналов, читая воспоминания современников. И постепенно раскрывается перед нами прекрасная и загадочная душа одного из проникновеннейших певцов России.
2015-04-07
Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным. Сорок три года спустя возникла непростая задача вспомнить далекие дни, когда люди не по своей воле покидали родные места: шла война! С большой неохотой переместился я в Ташкент из Москвы, Анна Ахматова — из блокадного Ленинграда. Так уж получилось: и она, и я — коренные петербуржцы, а познакомились за много тысяч километров от родного города. И произошло это совсем не в первые месяцы после приезда.