Застолье

1

Всё торгаши к Вам льнут и торгаши,
Всё жулики, пройдохи-лицедеи.
Они гребут азартно барыши
С прилавка или с выгодной идеи.

Вы модница, вы пить, вы и курить,
Вы и браниться, по-ямщицки даже.
Но только вот о детях говорить
Не любите, как некий вор о краже.

И муж у Вас роскошный, от усов
И до ботинок - фору даст гусару.
И четырёх имеете Вы псов,
За них готовы на любую свару.

Лицо смазливо: подзагнута бровь,
И губы, чуть припухшие от стона.
На шее жемчуг, а на пальцах кровь -
Отлита в золото во время оно...

2

И есть песец, и мглистая лиса.
И пианино есть, и есть машина.
Но почему же грустные глаза
И с языка слетает матерщина?

Убить хотели грубостью - укор,
Не получилось. Мудро-обзлённой
Душа у Вас похожа на собор,
Грабителями ночью разорённый.

Среди собак, застолий и затей,
Интимно-туристических, курортных,
Вам не забыть: ведь нет у вас детей,
И тяжко от раскаяний подробных.

Отец Ваш в кабинетах проторчал.
Мать бегала по хищным ювелирам.
И сразу, без наследственных начал,
Вы удостоились общенья с миром.

Париж давно и Вашингтон давно
Проеханы, почти официально.
От поцелуев разуму темно, -
Отведали интернационально.

3

И некого к другим Вам ревновать,
Муж - и не муж, сама, увы, невеста.
«О, не рожать, как будто предавать
Отечество!» И это Вам известно.

До потрясения слова тихи:
В них боль и стыд, в них мания таится.
Но я не поп, чтоб отпускать грехи,
Хотя Вы - первосортная блудница.

Пытаясь честно вслушаться в беду,
Мне кажется, я понимаю много.
Жаль, ничего у Вас я не найду
Заветного для русского порога.

В обильном сигареточном дыму
Я промолчу, и не опротестую
Позор, и лихо чарку подниму
За жалкий быт и за судьбу пустую.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-08-27
15 мая 1922 года Цветаева с десятилетней дочерью Ариадной приехала в Берлин. Несмотря на то, что Берлин был тогда для русских писателей в изгнании своеобразной столицей, 1 августа того же года Цветаева уехала оттуда в Чехию. Жила там в деревнях Дольние и Горние Мокропсы, Новые Дворы, Иловищи, Вшеноры, бывала в Праге. Потом жила во Франции — под Парижем, в Париже. Россию не видала семнадцать лет.
2015-06-04
Война застигла Блока в Шахматове. Он встретил ее как новую нелепость и без того нелепой жизни. Он любил Германию, немецкие университеты, поэтов, музыкантов, философов; ему трудно понять, почему народы должны сражаться в угоду своим властителям. Самый тяжелый и позорный мир лучше, чем любая война. Любовь Дмитриевна сразу же выучилась на сестру милосердия и отправилась на фронт. Михаил Терещенко отказался от всякой литературной деятельности.
2015-07-21
Если говорить о пессимизме Бунина, то он иного происхождения, чем пессимистические проповеди Сологуба, Мережковского и прочих декадентов. Совершенно произвольно интерпретирует Батюшков цитируемые Буниным следующие слова Леконта де Лиля: «Я завидую тебе в твоем спокойном и мрачном гробу, завидую тому, чтобы освободиться от жизни и избавиться от стыда мыслить и ужаса быть человеком».