Западные туристы

Приехали туристы из Германии.
Из Западной. Где этот самый Бонн.
Их ждали, всё продумали заранее -
Экскурсии, купание и сон.

Их поселили в номерах с балконами,
Сперва оттуда выселив своих.
Мне показались очень уж знакомыми
Ухмылки немцев и нахальство их.

Я слышу речь, пугавшую нас в детстве,
Когда она входила в города...
И никуда от памяти не деться,
От гнева не укрыться никуда!

Они горланят в ресторане гимны.
И эти гимны - словно вызов нам.
От пуль отцов их наши батьки гибли
Не для того, чтоб здесь наглеть сынам.

Я понимаю - мы гостеприимны
И для друзей распахиваем дом -
Ждём их вопросов, слушаем их гимны
И речи произносим за столом.

Но эти, что приехали из Бонна,
Скажу по правде - ненавистны мне.
И снова мне и яростно, и больно,
И снова я как будто на войне.

Они идут вдоль берега, гогочут...
Откормлены, чванливы и горды.
А рядом море Чёрное грохочет,
С родной земли смывает их следы.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Александр Блок, воспитываясь в семье матери, урожденной Бекетовой, мало знал своего отца и редко встречался с его родственниками — Блоками, живущими в Петербургу Но это вовсе не значит, что семья Блоков не оказала пусть скрытого, но существенного влияния на его личность и творчество. Наибольший интерес в этой разветвленной семье представляет для нас характер отца поэта — Александра Львовича Блока, — человека незаурядного, во многом загадочного, не оцененного по достоинству современниками да и потомками.
2015-07-05
Поначалу может показаться фантастически-невероятным, но сие есть неоспоримый факт: «космические» тиражи изданий Есенина. Вот лишь некоторые реалии. От пятисот тысяч до двух миллионов — такими, казалось бы, «сверхъестественными» для поэзии тиражами за три последние десятилетия выходили шесть раз Собрания сочинений Есенина!
2015-07-21
Иван Алексеевич часто говорил о неискоренимых началах «русской души», имея в виду некие исконные, подсознательные силы. Но в художественных произведениях «подсознательное» и «бессознательное» слиты в некое единое целое. Обратимся к рассказу Бунина «Я все молчу» (1913).