Я выпала из времени

Я выпала из времени,
из хищной злобы дней.
Не с этими, не с теми я —
я с теми, кто бедней.

Устав от лжи и жадности
богатых наглых дам,
гляжу, что бабьей жалости
так не хватает нам.

Где платные уборные
и привокзальный торг —
детишки беспризорные
снуют у самых ног.

Валяется на площади
умерший инвалид,
народ толпою топчущей
мимо него валит.

Народ? Десятки строящих
хоромы на крови
и тыщи матом кроющих,
орущих: бей! громи!

О материнской нежности
забыли мужики,
и матерятся женщины,
сжимая кулаки.

Исчезли в людях начисто
душевность, доброта:
торгашество, маклачество...
Россия, да не та.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-24
Анна Ахматова живет в Мраморном дворце. Дворец — грязный и путаный. Старый, беззубый. Впереди него — Нева, позади — Марсово поле. Простор ветры и небо.
2015-04-07
Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным. Сорок три года спустя возникла непростая задача вспомнить далекие дни, когда люди не по своей воле покидали родные места: шла война! С большой неохотой переместился я в Ташкент из Москвы, Анна Ахматова — из блокадного Ленинграда. Так уж получилось: и она, и я — коренные петербуржцы, а познакомились за много тысяч километров от родного города. И произошло это совсем не в первые месяцы после приезда.
2015-06-14
В России век девятнадцатый стал веком трагических судеб, а двадцатый — веком самоубийств и преждевременных смертей. По словам Блока, «лицо Шиллера — последнее спокойное, уравновешенное лицо, какое мы вспоминаем в Европе». Но среди русских поэтов мы не встретим спокойных лиц. Прошлый век был к ним особенно жесток.