Взлетел я на турник

Взлетел я на турник
и сделал оборот.
Я видел: гниль, труха,
я знал — он подведёт.

И всё же стал крутить
я «солнышко» на нём
и рухнул вместе с ним
на землю. Перелом.

«Неужто предаст?» Да.
«Неужто так?» Вот так.
Но верю до сих пор
я в лучшее, чудак.

В природу и в людей —
не то что на авось,
а хочется познать,
хоть чувствую насквозь,

что снова буду бит,
но риск — моя стезя.
Поэту на земле
трусливым быть нельзя.

Поэту не к лицу
в душе иметь расчёт,
куда, к кому пойти,
чтоб обрести почёт.

Уверенно гляжу
на временных князей
с холодных виражей
поэзии моей.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Александр Блок, воспитываясь в семье матери, урожденной Бекетовой, мало знал своего отца и редко встречался с его родственниками — Блоками, живущими в Петербургу Но это вовсе не значит, что семья Блоков не оказала пусть скрытого, но существенного влияния на его личность и творчество. Наибольший интерес в этой разветвленной семье представляет для нас характер отца поэта — Александра Львовича Блока, — человека незаурядного, во многом загадочного, не оцененного по достоинству современниками да и потомками.
2015-04-07
Этот документ достаточно стар: ему около шестидесяти лет. Он небольшого формата, чуть побольше почтовой открытки; он пожелтел от времени, ветшает и выцветает с каждым годом. Но я бережно храню его между двумя листами чистой бумаги в папке, где помещаются наиболее ценные для меня документы.
2015-05-18
Юношеские стихи Блока — безликие, тусклые, зачастую банальные — мало чем примечательны. Его представления о поэзии еще не сложились. В нем лишь зарождалось все то, чему предстояло стать его поэзией, зачатки будущих идей и форм бродили, притягивались, отталкивались, не находя себе места.