Стихи Чуева, Взлетел я на турник

Взлетел я на турник

Взлетел я на турник
и сделал оборот.
Я видел: гниль, труха,
я знал — он подведёт.

И всё же стал крутить
я «солнышко» на нём
и рухнул вместе с ним
на землю. Перелом.

«Неужто предаст?» Да.
«Неужто так?» Вот так.
Но верю до сих пор
я в лучшее, чудак.

В природу и в людей —
не то что на авось,
а хочется познать,
хоть чувствую насквозь,

что снова буду бит,
но риск — моя стезя.
Поэту на земле
трусливым быть нельзя.

Поэту не к лицу
в душе иметь расчёт,
куда, к кому пойти,
чтоб обрести почёт.

Уверенно гляжу
на временных князей
с холодных виражей
поэзии моей.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-05-19
Блок и Белый появились в переломный для русского символизма момент. «Так символически ныне расколот, — писал Белый, — в русской литературе между правдою личности, забронированной в форму, и правдой народной, забронированной в проповедь, — русский символизм, еще недавно единый.
2015-06-04
С высокого холма, где когда-то среди леса, на берегу небольшого пруда стояла усадьба Шахматово, взору открываются бескрайние скромные просторы Средней России. Быстрая, то скрывающаяся в оплетенных хмелем дремучих зарослях ольхи и ивы, то вырывающаяся на простор лугов ледяная речка Лутосня где-то вдали пропадает в темной чаще леса.
2015-07-21
Первый рассказ «Темные аллеи», давший название всему циклу, развивает мотив рассказа «Ида»: сожаления об утраченном счастье иллюзорны, ибо жизнь идет так, как должна идти, и человек не волен внести в нее какие-то перемены. Герой рассказа «Темные аллеи», еще будучи молодым помещиком, соблазнил прелестную крестьянку Надежду. А затем его жизнь пошла своим чередом. И вот по прошествии многих лет он, будучи уже военным в больших чинах, проездом оказывается в тех местах, где любил в молодости. В хозяйке заезжей избы он узнает Надежду, постаревшую, как и он сам, но все еще красивую женщину.