Всё могут короли

Жил да был, жил да был, жил да был один король,
Правил он, как мог, страною и людьми.
Звался он Луи Второй, звался он Луи Второй,
Но впрочем песня не о нём, а о любви.

В те времена жила красавица одна -
У стен дворца она пасла гусей.
Но для Луи была милее всех она,
Решил Луи, что женится на ней.

Всё могут короли,
Всё могут короли,
И судьбы всей земли
Вершат они порой,
Но что ни говори,
Жениться по любви
Не может ни один,
Ни один король.

- Я женюсь, я женюсь, я женюсь, - Луи сказал,
Но сбежались тут соседи-короли.
Ой какой же был скандал, ой какой же был скандал,
Но впрочем песня не о нём, а о любви.

И под венец Луи пошёл совсем с другой, -
В родне у ней все были короли,
Но если б видел кто портрет принцессы той,
Не стал бы он завидовать Луи.

Всё могут короли,
Всё могут короли,
И судьбы всей земли
Вершат они порой,
Но что ни говори,
Жениться по любви
Не может ни один,
Ни один король.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-21
Если говорить о пессимизме Бунина, то он иного происхождения, чем пессимистические проповеди Сологуба, Мережковского и прочих декадентов. Совершенно произвольно интерпретирует Батюшков цитируемые Буниным следующие слова Леконта де Лиля: «Я завидую тебе в твоем спокойном и мрачном гробу, завидую тому, чтобы освободиться от жизни и избавиться от стыда мыслить и ужаса быть человеком».
2015-07-21
Бунин тщательно исследует все внутренние пружины любви и приходит к выводу, что только сочетание духовной и физической близости рождает недолговечное счастье человека. Сами же причины недолговечности счастья могут быть самыми различными, такими, какими они бывают в многообразной действительности. Внимание Бунина привлекает сложность человеческих чувств и переживаний.
2015-07-15
На протяжении всей своей жизни Бунин сознавал неослабевающую, чарующую власть Пушкина над собой. Еще в юности Бунин поставил великого поэта во главе отечественной и мировой литературы — «могущественного двигателя цивилизации и нравственного совершенствования людей». В трудные, одинокие годы эмиграции писатель отождествлял свое восприятие русского гения с чувством Родины: «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его?