Возвращение

Возвращаюсь туда, где троллейбусы ходят и люди,
Запылиться боясь, на себя надевают чехлы.
Скоро ванну приму. Скоро стану подвержен простуде.
Мне горячую землю заменят асфальт и полы.

Вот иду я Москвой в полинявшей от солнца рубахе,
Загорелый, худой и, конечно, усталый чуть-чуть.
А в глазах ещё степь, ещё крыльев ленивые взмахи,
Двести вёрст горизонта и ветер, толкающий в грудь.

Захожу я в метро, и с соседкой сосед зашептался:
Острый запах полыни, наверно, донёсся до них.
Этот ветер вчера у меня в волосах заплутался
И до самой Москвы в волосах притаился моих.

Да, вчера ведь ещё я пылился на знойной дороге,
А потом самолёт над страной обгонял облака...
И обнимет жена, и руками всплеснёт на пороге:
- Ну-ка, сбрасывай всё да детишек не трогай пока!

Среди хрупких вещей я сначала такой неуклюжий,
Отряхнуться боюсь, видно, только сейчас подмели...
На московский паркет упадают шерстинки верблюжьи,
И пшеничная ость, и комочки целинной земли.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-04-08
«Хорошо прожитая жизнь — долгая жизнь». Это изречение Леонардо да Винчи по отношению к Анне Ахматовой справедливо вдвойне. Она не только хорошо, достойно прожила свою жизнь, но срок, отпущенный ей на земле, и в самом деле оказался удивительно долгим. Однако, радуясь творческому долголетию Ахматовой, нельзя не сказать о некоторых особенностях мемуарной литературы о ней, проистекающих из этого фактора. Почему мы имеем столь богатую мемуарную литературу об Александре Блоке или Сергее Есенине?
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.
2015-07-06
Тему этого сообщения подсказали мне материалы, которые встретились в процессе работы над книгой «С.Есенин, Жизнеописание в документах».