Возвращение

Земля уходит из-под ног,
А может, мне всё это снится.
- Не покидай меня, сынок,
Не улетай, моя зеница!

Не отрешайся так вот, вдруг,
От отчей пажити и дома... -
Земля уходит: милый луг -
Мой космодром, где ждал я грома

И ждал тебя в глухой тиши,
С тобой прощанья и свиданья,
О мать, лечебница души
И поздних мук исповедальня!

Я странно грезить стал тобой,
Как будто вижу в центре лета -
Дом в три окошечка, в три света,
В четыре ветра над трубой,

Когда, познав добро и зло,
От суеты большого мира
Придёшь в забытое село,
В ту хату, где тебя вскормила

Она - забота и печаль,
Гнездо, в котором ты лепился...
Ты знаешь, мама, я влюбился
В твою, как бабье лето, шаль,

Что куплена не на гроши,
Не на сыновьи сбереженья, -
А за раскаянье души,
Что я забыл твои лишенья,
Твои негромкие слова,
Твои приспущенные веки...
ЧтО слава - мёртвая слюда,
ЧтО речи - высохшие реки,
Без воспрещенья добрых рук,
Их молчаливого участья!..
Ты знаешь, мама, может, счастье
Растёт за домом, как лопух.

На дне тяжёлого листа
Скопилась влага дождевая.
Умойся, совесть, - ты чиста,
Пригубь - и речь твоя святая!

И в гнёзда падают стрижи,
А мы берёмся за штурвалы
И дарим миру виражи,
Забыв, что здесь нам крылья дали.

Здесь, где мы всходим на порог
Увидеть мир, с тобой проститься...
Земля уходит из-под ног,
А может, мне всё это снится.

И где-то, на окрайне света,
Стоит и ждёт меня, рябой,
Дом в три окошечка, в три света,
В четыре ветра над трубой.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Заметный поворот в сторону вымысла в теме любви начинается с семнадцатой главы пятой книги. В поисках новой обстановки, пытаясь сбежать от гнетущей несправедливости своего положения, несходства характеров, разрушающего любовь, Арсеньев отправляется в поиски прибежища для больной души.
2015-06-04
Война застигла Блока в Шахматове. Он встретил ее как новую нелепость и без того нелепой жизни. Он любил Германию, немецкие университеты, поэтов, музыкантов, философов; ему трудно понять, почему народы должны сражаться в угоду своим властителям. Самый тяжелый и позорный мир лучше, чем любая война. Любовь Дмитриевна сразу же выучилась на сестру милосердия и отправилась на фронт. Михаил Терещенко отказался от всякой литературной деятельности.
2015-07-15
Роман «Жизнь Арсеньева» — совершенно новый тип бунинской прозы. Он воспринимается необыкновенно легко, органично, поскольку постоянно будит ассоциации с нашими переживаниями. Вместе с тем художник ведет нас по такому пути, к таким проявлениям личности, о которых человек часто не задумывается: они как бы остаются в подсознании. Причем по мере работы над текстом романа Бунин убирает «ключ» к разгадке своего главного поиска, о котором вначале говорит открыто. Потому поучительно обратиться к ранним редакциям, заготовкам к роману.