Возвращение

Промеж леска вихляют вихры одноколейки.
Здесь ты, моя красавица, сегодня поезд ждёшь.
И аккуратный, ровный, как будто бы из лейки,
На ту одноколейку накрапывает дождь.

А пахнет та дороженька осинами, берёзами
И соснами, смолистыми с верхушки до корней,
И чёрными, лохматыми, смешными паровозами,
Которые раз в сутки проносятся по ней.

А ты, моя красавица, стоишь на том разъезде,
А над разъездом тучи да ночь темным-темна,
Над тучами разбросаны мудрёные созвездья,
Под тучами дождинки, да ты, да тишина.

А у того разъезда есть махонький базарик, -
Оглобли смотрят в небо, сутулятся возы...
Ах, если был бы я бы человек-прозаик,
Не петь мне этой песни и не глотать слезы.

Ну как мне быть, красавица, скажи, моя хорошая, -
Ведь я не разучился всё это замечать.
Бежит одноколейка, бежит леском поросшая.
Грустить или смеяться? Петь или замолчать?

Так пусть на том разъезде незваный я и лишний...
Ложится сонный дождик на мягкую траву.
Бежит одноколейка, растут грибы неслышно,
И в этой благодати я на земле живу.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-05
Для того чтобы понять глубину отношения Блока к такому сложному социально-политическому явлению, как Октябрьская революция, необходимо еще раз сказать о своеобразном, «музыкальном» восприятии Блоком мира. Он считал, что внешняя сущность окружающего скрывает глубокую внутреннюю музыкальную стихию, немеркнущее, вечно бушующее пламя, которое в разные исторические эпохи то вырывалось наружу, освещая благородным заревом мир, то глубоко скрывалось в недрах, оставаясь делом лишь бесконечно малого числа избранных.
2015-06-14
Полная пустота кругом: точно все люди разлюбили и покинули, а впрочем, вероятно, и не любили никогда. Очутился на каком-то острове в пустом и холодном море... На остров люди с душой никогда не приходят... На всем острове — только мы втроем, как-то странно относящиеся друг к другу, — все очень тесно.
2015-04-07
Этот документ достаточно стар: ему около шестидесяти лет. Он небольшого формата, чуть побольше почтовой открытки; он пожелтел от времени, ветшает и выцветает с каждым годом. Но я бережно храню его между двумя листами чистой бумаги в папке, где помещаются наиболее ценные для меня документы.