Волос каштановые пряди

Волос каштановые пряди
Посеребрит весенний дождь,
Когда давнишней дружбы ради
Ты вновь встречать меня придёшь.

Легко по гулкому перрону
С тобою об руку идя,
Я встречных локтем не затрону
И не почувствую дождя.

Ты быстро-быстро, как по книжке,
Расскажешь в сутолоке дня,
Что всё в старинном городишке
Переменилось без меня,

Что мне ни улицы, ни дома,
Где мы расстались, не найти.
Но оглянусь я — как знакомо
Всё, что возникло на пути!

Вокзал, привставший на колоннах,
Чтоб вдаль взглянуть через дома,
Кольцо садов густо-зелёных
На склонах древнего холма.

Моста железное плетенье,
Летучий блеск струи живой
И тополей косые тени
На влажно-синей мостовой.

По лужам брызнут искры света,
И я спрошу, замедлив шаг:
— Когда и где я видел это,
Не на твоих ли чертежах?

Нет, даже спрашивать не буду!
Поруке верен круговой,
В разбеге улиц, всюду-всюду
Я узнаю характер твой.

В твоём слегка смущённом взгляде
Открою всё, чем мир хорош...
Я верю — давней дружбы ради
Ты вновь встречать меня придёшь.

Ведь ты, как будущность, близка мне,
Как этот светлый дождь весны,
Как то, что даже в мёртвом камне
Запечатляет наши сны.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.
2015-07-15
На протяжении всей своей жизни Бунин сознавал неослабевающую, чарующую власть Пушкина над собой. Еще в юности Бунин поставил великого поэта во главе отечественной и мировой литературы — «могущественного двигателя цивилизации и нравственного совершенствования людей». В трудные, одинокие годы эмиграции писатель отождествлял свое восприятие русского гения с чувством Родины: «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его?
2015-06-04
Блок вернулся в революционный Петербург из Шахматова! осенью. Он видел нарастание революционной обстановки и, судя по воспоминаниям, 17 октября даже нес на демонстрации красный флаг. Не случайно во втором издании «Нечаянной Радости» поэт один из разделов озаглавил «1905». Вошло туда и стихотворение «Митинг».