Выйду в ночь и на зимнем ветру

Выйду в ночь и на зимнем ветру
в окружении тёмных заборов
я такой разговор поведу —
самый горький из всех разговоров.

Я люблю этот город! Но что
в нём меня и томит и тревожит —
он поймёт меня лет через сто,
а сегодня при жизни — не может.

Я его понимаю — о чём
говорят переулки и липы,
прислоняюсь к воротам плечом,
нежно слушаю древние скрипы.

Я ему говорю: — Почему
ты как сына меня не приветил? —
А в ответ, устремляясь во тьму,
в парке воет полуночный ветер

и бесшумно позёмку струит
в громоздящихся к небу кварталах,
где холодное пламя горит
на объектах, великих и малых.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
В России век девятнадцатый стал веком трагических судеб, а двадцатый — веком самоубийств и преждевременных смертей. По словам Блока, «лицо Шиллера — последнее спокойное, уравновешенное лицо, какое мы вспоминаем в Европе». Но среди русских поэтов мы не встретим спокойных лиц. Прошлый век был к ним особенно жесток.
2015-07-21
Сопоставление идей многих произведений писателя, посвященных теме любви, говорит о том, что он ищет некий «общий знаменатель» несовершенства жизни, выявляет то, что нарушает ее гармонию, разъединяет людей, уродует прекрасное и разрушает доброе.
2015-04-08
Благоговея перед величием имени и необыкновенностью личности Анны Андреевны Ахматовой, я никогда не смел даже помыслить о том, чтобы когда-нибудь дерзнуть вылепить ее натурный портрет. Нагловатостью и авантюризмом, казалось мне, попахивала сама идея встречи с нею, уже при жизни ставшей классиком современной русской литературы. И наверное, я так никогда и не осмелился бы подойти к ней с просьбой о позировании если бы...