Ветка рябины

Не шелохнётся, не дрогнет калитка,
Тают следы на ином берегу...
Линия жизни – пунктирная нитка,
Ветка рябины на белом снегу.

Ах, не одни мы судьбу проглядели.
Кружит над церковью белая мгла...
Ах, не напрасно так плачут метели –
Я твоей песней когда-то была.

И у огня мне теперь не согреться,
Зимнею полночью глаз не сомкну.
Вот и трепещет усталое сердце
Веткой рябины на белом снегу.

Не шелохнётся, не дрогнет калитка,
Тают следы на ином берегу...
Горькая, горькая чья-то улыбка –
Ветка рябины на белом снегу.
Это судьбы нашей горькой улыбка –
Ветка рябины на белом снегу.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.
2015-07-21
Иван Алексеевич часто размышлял об эстетической природе разных родов словесного искусства. В 1912 году он высказался на редкость убежденно: «...не признаю деления художественной литературы на стихи и прозу. Такой взгляд мне кажется неестественным и устаревшим. Поэтический элемент стихийно присущ произведениям изящной словесности как в стихотворной, так и в прозаической форме».
2015-08-27
В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов.