В весеннем городе

В весеннем городе,
В вечернем шуме мая,
Когда всё небо — как зелёный светофор,
Вы часто слышите на скверах и в трамваях
Смешной и несерьёзный разговор...

Все эти речи очень бестолковы.
О чём они? Да просто ни о чём.
О том, что у сирени цвет лиловый,
Что грустно врозь и весело вдвоём.

Там счёт ведут веснушкам и ресницам,
Какую-то бессмыслицу плетут.
Со стороны посмотришь: точно птицы —
Не знают сами, что они поют...

А всё ж мне жаль тех умниц, для которых
Всё это — чепуха и ерунда,
Кто этих несерьёзных разговоров
Вести уже не будет никогда...

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-05
В своих воспоминаниях Корней Иванович Чуковский приводит разговор о «Двенадцати» между Блоком и Горьким. Горький сказал, что «Двенадцать» — злая сатира. «Сатира? — спросил Блок и задумался. — Неужели сатира? Едва ли. Я думаю, что нет. Я не знаю». Он и в самом деле не знал, его лирика была мудрее его. Простодушные люди часто обращались к нему за объяснениями, что он хотел сказать в своих «Двенадцати», и он, при всем желании, не мог им ответить.
2015-08-27
В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов.
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.