Стихи Кобзева, В старом городе

В старом городе

Есть в сердце родная сторонка;
Никто к ней дороги не знает;
А там золотая девчонка
Давно обо мне вспоминает.

Живёт она в городе старом.
В окошках цветные стекольца...
Я слушать вовек не устал бы,
Как звонко она смеется.

Но столько нелёгких задачек,
Так много томительных будней.
Мой ласковый солнечный зайчик,
Что будет с тобою? Что будет?

Ты грустно шагаешь с работы.
Погода всё хуже и хуже.
Скользят твои чёрные боты
В глубокие чёрные лужи.

Туман навалился на город.
Вся набережная в тумане.
Деревья, дома и заборы —
Как замки в старинном романе...

Горланят и мечутся чайки,
Как песни осенней печали;
И лодки — как будто овчарки —
Цепями звенят на причале.

Фонарик мигает и манит.
Мелькают попутные лица.
Легко заблудиться в тумане.
Легко навсегда заблудиться.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
В 1921 году Бунин записал: Печаль пространства, времени, формы преследует меня всю жизнь. И всю жизнь, сознательно и бессознательно, то и дело преодолеваю их. Но на радость ли? И да — и нет. Я жажду и живу не только своим настоящим, но и своей прошлой жизнью и тысячами чужих жизней, современный мне, и прошлым всей истории всего человечества со всеми странами его. Я непрестанно жажду приобретать чужое и претворять его в себе.
2015-07-21
Под пером Бунина восторг обладания, близость являются отправной точкой для раскрытия сложной гаммы чувств и отношений между людьми. Недолгое счастье, рожденное сближением, не тонет в реке забвения. Человек проносит воспоминания через всю жизнь потому, что считанные дни счастья были высочайшим взлетом в его жизни, открыли ему в огромном канале чувств не изведанное ранее прекрасное и доброе.
2015-06-14
В России век девятнадцатый стал веком трагических судеб, а двадцатый — веком самоубийств и преждевременных смертей. По словам Блока, «лицо Шиллера — последнее спокойное, уравновешенное лицо, какое мы вспоминаем в Европе». Но среди русских поэтов мы не встретим спокойных лиц. Прошлый век был к ним особенно жесток.