В огнях Москвы, в снегах Памира

В огнях Москвы, в снегах Памира,
в селе, где родичи твои, —
не сотвори себе кумира,
единого — не сотвори.

Да будет лучшая из женщин
к тебе обращена лицом,
да будет лучший друг увенчан
роскошным лавровым венцом,

да будут мудрецы и мэтры
с тобой беседовать — смотри
на их деянья и портреты —
и всё-таки не сотвори.

А та, что некогда вскормила
тебя сладчайшим молоком?..
Не сотвори себе кумира —
не замыкайся ни на ком.

Печаль, отечество и слава —
всему объятья раствори...
Но кто там в зеркале лукаво
подмигивает:

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.
2015-06-14
Вселенское братство! Вечный мир! Отмена денег! Равенство, труд. Прекрасный, удивительный Интернационал! Весь мир — ваша Отчизна. Отныне нет никакой собственности. Если у тебя два плаща, один у тебя отнимут и отдадут неимущему. Тебе оставят одну пару обуви, и если тебе нужен коробок спичек, «Центрспички» его выдадут.
2015-06-04
Многое связывает русского поэта Александра Александровича Блока с московской землей, но прежде всего Шахматове, небольшая усадьба его деда Андрея Николаевича Бекетова, затерявшаяся среди холмов, полей и лесов Подмосковья. Сюда летом 1881 года привез профессор Бекетов свою дочь Алю с шестимесячным сыном Сашурой из шумного Петербурга.