В жаркой Индии, в городе Дели

В жаркой Индии, в городе Дели
я проснулся в тропической мгле...
Что такое со мной? Неужели
я, как мальчик, заплакал во сне?

Что случилось? Какие картины
так легко затуманили взор?
Снилась улица... Кисти рябины...
Лопухи... Потемневший забор...

Этой улицы нет и в помине —
так зачем средь заморских чудес
горький дух подзаборной полыни
из глубин подсознанья воскрес?

С липы цвет облетает, как вьюга,
мне и другу летит на плечо...
Нет давно уж ни липы, ни друга,
и когда-то приснится ещё!

Перед тем как проснуться — некстати
ты явилась всего лишь на миг
в том заветном коричневом платье...
Пышный бант... Отложной воротник...

Это платье давно износилось,
я — давно уж другой человек,
но слеза всё равно прокатилась
по лицу из-под сомкнутых век.

Крики нищих, слепых и увечных
не могли её высечь из глаз —
только проблески снов быстротечных,
иногда навещающих нас.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Немаловажная проблема, когда мы говорим о Есенине сегодня и завтра, самым непосредственным образом связанная с пребыванием поэта в Европе и Америке: встречей «лицом к лицу» с русской эмиграцией — и прежде всего, с возникшим на Западе после Октября 1917 года русским литературным зарубежьем.
2015-06-04
С высокого холма, где когда-то среди леса, на берегу небольшого пруда стояла усадьба Шахматово, взору открываются бескрайние скромные просторы Средней России. Быстрая, то скрывающаяся в оплетенных хмелем дремучих зарослях ольхи и ивы, то вырывающаяся на простор лугов ледяная речка Лутосня где-то вдали пропадает в темной чаще леса.
2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.