Усладова лира

Верна была Усладу лира
В его тиши;
Он променял все блески мира
На мир души!
Он не позорил чистой лиры
И, лести враг,
Пред вами, грозные кумиры,
Не падал в прах!
Но, растерзав земные узы,
К звездам летел,
И, пылкий друг свободной музы,
Он сладко пел:
Великолепную природу
И дивный свет,
Души высокую свободу —
И был Поэт!
И добродетель в песнях громких
Прославил он.
«Узнают ли о них потомки?
Всё в мире сон! —
Так говорил не раз унылый, —
Здесь всё на час!»
И, не допевши песни милой,
Поэт угас!
Но весь не умер он, и лира
Ещё стройна;
И только в области эфира
Взойдёт луна
И струн дотронется лучами,
Дрожат они —
И вспыхнет жизнь на них, и сами
Поют одни!
Как прежде — всё поют природу,
Добро поют
И удивлённому народу
Урок дают!
И лиру розами венчали,
Дивяся ей,
И благовонней розы стали,
Цветя на ней!
И вот, кругом градов обломки,
Их блеск погас!
Но слышат всё ещё потомки
Той лиры глас!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-08-27
Князь Сергей Михайлович Волконский (1860—1937) — внук декабриста, театральный деятель. В 1899—1901 годах был директором императорских театров, он автор статей о ритмическом воспитании, книги«Человек на сцене» (1912) — о ритме и выразительности движений. С осени 1918 года С.М.Волконский жил в Москве, читал лекции в Институте слова, преподавал в Художественном театре, в студии Вахтангова, в еврейском театре Габима.
2015-07-21
Первый рассказ «Темные аллеи», давший название всему циклу, развивает мотив рассказа «Ида»: сожаления об утраченном счастье иллюзорны, ибо жизнь идет так, как должна идти, и человек не волен внести в нее какие-то перемены. Герой рассказа «Темные аллеи», еще будучи молодым помещиком, соблазнил прелестную крестьянку Надежду. А затем его жизнь пошла своим чередом. И вот по прошествии многих лет он, будучи уже военным в больших чинах, проездом оказывается в тех местах, где любил в молодости. В хозяйке заезжей избы он узнает Надежду, постаревшую, как и он сам, но все еще красивую женщину.
2015-06-24
Начало моего знакомства с Анной Андреевной Ахматовой относится к 1924 году, когда ее близкая подруга О. А. Глебова-Судейкина уезжала за границу, а друзья моих родителей въезжали в освобождавшуюся квартиру О. А. Глебовой-Судейкиной в доме на углу набережных Невы и Фонтанки.