Тьма залепила окна густо.

Тьма залепила окна густо.
Луна сквозь тучи светит мутно.
А в доме без хозяйки пусто
И холодно и неуютно.

Влажна и холодна подушка.
Дом полон сыростью подвала.
Внизу бессонная кукушка
Двенадцать раз прокуковала.

В дупле, на дубе, спит синица.
Кузнечик спит в траве медвяной.
Спят дети. Только мне не спится,
Как той кукушке деревянной.

Ночные шорохи зловещи,
Как недомолвки, как утайки.
И бессловесно шепчут вещи,
Что в доме пусто без хозяйки.

Как великаньи пальцы, трётся
О стёкла старой ели хвоя.
Пока хозяйка не вернётся,
Душа не обретёт покоя.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.
2015-07-05
Противоречивые, сложные процессы происходят в наше время в духовной жизни мира: с одной стороны, растет национальное самосознание народов, их стремление к суверенной независимости и государственности, с другой,— происходит размывание национального, особенно в области культуры, родного языка, духовной жизни. Идет мощное, целенаправленное наступление массовой культуры на корневые, национальные традиции народной жизни.
2015-07-06
Прочитав однажды до предела субъективные рассуждения Ю.Айхенвальда о своей поэзии, Александр Блок под свежим впечатлением от них написал: «Как можно критику, серьезному, быть столь импрессио-нистичным, столь порхающим с предмета на предмет, столь не считающимся о простейшими историко-литературными приемами?