Так больно

Почему же так трудно, так больно бывает порой,
Давит дума на грудь многоскальною мёртвой горой.

Утешение, помощь тогда мне совсем не нужны,
Ни проклятья друзей, ни угрозы врагов не страшны.

Даже ты надо мною теряешь священную власть,
Пусть готов я к ногам твоим тихо и смирно припасть.

Пусть готов я тебя, как ребёнка, ласкать, целовать,
Доверять тебе, слушать, что нежную, умную мать.

Но кричат во мне силы тоски и утраты земли,
Мои чувства - идущие в синюю даль корабли.

И любовь моя - чёрный, обугленный солнцем тростник,
Всё шумит и шумит, словно мир наш ещё не возник.

Да и сам я, лишь только взгляну поострее окрест, -
Одинокий, летящий над горькою Родиной крест.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Более двадцати лет тому назад поднимался я впервые по широкой лестнице старого дома в одном из тишайших московских переулков близ Арбата. Было странно сознавать, что когда-то и Александр Блок подходил к этой дубовой двери на втором этаже и нажимал на черную кнопку старинного электрического звонка.
2015-07-06
Живет в Клепиках старая учительница О.И.Носович. Она уже давно на пенсии и, хотя уже разменивает вторую половину девятого десятка, по-прежнему бодра и неутомима. Ольга Ивановна не устает изучать родной край, его историю. Она не только читает книги, но и сама проводит раскопки, и во время встречи показала мне акт сдачи в Рязанской областной краеведческий музей нескольких старинных вещей.
2015-06-14
В России век девятнадцатый стал веком трагических судеб, а двадцатый — веком самоубийств и преждевременных смертей. По словам Блока, «лицо Шиллера — последнее спокойное, уравновешенное лицо, какое мы вспоминаем в Европе». Но среди русских поэтов мы не встретим спокойных лиц. Прошлый век был к ним особенно жесток.