Та, которую я знал

Нет, та, которую я знал, не существует.
Она живёт в высотном доме, с добрым мужем.
Он выстроил ей дачу, он ревнует,
Он рыжий перманент её волос целует.
Мне даже адрес, даже телефон её не нужен.
Ведь та, которую я знал, не существует.
А было так, что злое море в берег било,
Гремело глухо, туго, как восточный бубен,
Неслось к порогу дома, где она служила.
Тогда она меня так яростно любила,
Твердила, что мы ветром будем, морем будем.
Ведь было так, что злое море в берег било.
Тогда на склонах остролистник рос колючий,
И целый месяц дождь метался по гудрону.
Тогда под каждой с моря налетевшей тучей
Нас с этой женщиной сводил нежданный случай
И был подобен свету, песне, звону.
Ведь на откосах остролистник рос колючий.
Бедны мы были, молоды, я понимаю.
Питались жёсткими, как щепка, пирожками.
И если б я сказал тогда, что умираю,
Она до ада бы дошла, дошла до рая,
Чтоб душу друга вырвать жадными руками.
Бедны мы были, молоды - я понимаю!
Но власть над ближними её так грозно съела.
Как подлый рак живую ткань съедает.
Всё, что в её душе рвалось, металось, пело, -
Всё перешло в красивое тугое тело.
И даже бешеная прядь её, со школьных лет седая,
От парикмахерских прикрас позолотела.
Та женщина живёт с каким-то жадным горем.
Ей нужно брать все вещи, что судьба дарует,
Всё принижать, рвать и цветок, и корень
И ненавидеть мир за то, что он просторен.
Но в мире больше с ней мы страстью не поспорим.
Той женщине не быть ни ветром и ни морем.
Ведь та, которую я знал, не существует.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-21
Чувства и переживания, выразившиеся в раннем творчестве Бунина, сложны и нередко противоречивы. В его ощущениях вещного мира, природы причудливо переплетаются радость бытия и тоска, томленье по неведомой красоте, истине, по добру, которого так мало на земле.
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».
2015-07-15
Свое крупнейшее произведение эмигрантского периода — роман «Жизнь Арсеньева» Бунин писал свыше одиннадцати лет, начав его в 1927 году и закончив в 1938-м. Многие из рассказов цикла «Темные аллеи», а также ряд других небольших рассказов были написаны после этого романа.