Современный поденщик

С утра до поздней ночи,
Охрипший, как бульдог,
Как раб чернорабочий,
Кружится педагог.

В мозгах пуды науки,
В кармане бутерброд.
Обшарпанные брюки,
Подтянутый живот.

Суп стал в сто раз дороже,
А труд всего раз в пять, —
Ведь в класс нельзя-с в рогоже,
Неловко, так сказать.

И вот по всем предметам
С утра до девяти
Зимой, весной и летом
Мозгами колоти...

А ночью, без оглядки,
В кровати до зари —
В проклятые тетрадки
С унынием смотри.

Уснёт ли средь терзаний, —
Во сне опять сквозь строй:
То взятие Казани,
То гнусный Домострой!

Проснётся, злой и хмурый,
Цикория хлебнёт
И, сгорбивши фигуру,
Вновь в школу побредёт...

Порой на тротуаре
Услышишь писк девиц:
«Фи, человек в футляре!
Тупица из тупиц»...

А сами, глядь, скользнули
В дурацкое кино
Смотреть «Убийство в Туле»,
Пусть смотрят, всё равно.

Чудак, дай, милый, лапу!
Не думай — и вали...
Я пред тобою шляпу
Снимаю до земли.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-05
В своих воспоминаниях Корней Иванович Чуковский приводит разговор о «Двенадцати» между Блоком и Горьким. Горький сказал, что «Двенадцать» — злая сатира. «Сатира? — спросил Блок и задумался. — Неужели сатира? Едва ли. Я думаю, что нет. Я не знаю». Он и в самом деле не знал, его лирика была мудрее его. Простодушные люди часто обращались к нему за объяснениями, что он хотел сказать в своих «Двенадцати», и он, при всем желании, не мог им ответить.
2015-06-24
Пунин Николай Николаевич (1888—1953) — искусствовед, муж Анны Андреевной Ахматовой. Письмо печатается по автографу. Оно подытоживает отношения этих людей, отличавшиеся сложностью и противоречивостью.
2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.