Скрипка Тухачевского

Враг отступал поспешно и постыдно.
Страдала спесь потрёпанных господ:
— Какой конфуз: бунтующее быдло,
Дикарский сброд — о, боже! — верх берёт!..

А где-то улыбался Тухачевский:
— «Дикарский сброд»?
Мерси! Не ожидал! —
И, в горнице задёрнув занавески,
Щекой к послушной скрипке припадал.

И над избой, калёной от мороза,
Над штаб-квартирой сабельных полков
Бравурные стаккато Берлиоза
Из-под смычка рвались до облаков.

Кругом шрапнель над полночью визжала.
Дымилась опалённая страна.
Но что-то очень важное вещала
Дрожащая скрипичная струна.

Свинцовый цокот, посвисты ночные
Перебивал чарующий мотив.
И чутко замирали часовые,
И слушали, дыханье затаив.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
В России век девятнадцатый стал веком трагических судеб, а двадцатый — веком самоубийств и преждевременных смертей. По словам Блока, «лицо Шиллера — последнее спокойное, уравновешенное лицо, какое мы вспоминаем в Европе». Но среди русских поэтов мы не встретим спокойных лиц. Прошлый век был к ним особенно жесток.
2015-08-27
Анну Андреевну Ахматову Цветаева не видела до своего возвращения в Москву из эмиграции, но стихи ее знала и восхищалась ими с 1915 года, а может быть, и еще раньше, хотя первую книгу Ахматовой «Вечер» Цветаева могла и не приметить, потому что тогда (в 1912 г.) была за границей в свадебном путешествии.
2015-07-06
Живет в Клепиках старая учительница О.И.Носович. Она уже давно на пенсии и, хотя уже разменивает вторую половину девятого десятка, по-прежнему бодра и неутомима. Ольга Ивановна не устает изучать родной край, его историю. Она не только читает книги, но и сама проводит раскопки, и во время встречи показала мне акт сдачи в Рязанской областной краеведческий музей нескольких старинных вещей.