Скорбная годовщина

Толстой! Это слово сегодня так странно звучит.
Апостол Добра, пламеневшее жалостью Слово...
На наших погостах средь многих затоптанных плит,
Как свежая рана, зияет могила Толстого.
Томясь и страдая, он звал нас в Грядущую Новь,
Слова отреченья и правды сияли над каждым -
Увы! Закрывая лицо, отлетела от мира Любовь,
И тёмная месть отравила томление жажды...

Толстой! Это слово сегодня так горько звучит.
Он истину больше любил, чем себя и Россию...
Но ложь всё надменней грохочет в украденный щит.
И люди встречают «Осанной» её, как Мессию.
Что истина? Трепетный факел свободной души,
Исканье тоскующим сердцем пути для незрячих...
В пустые поля он бежал в предрассветной тиши,
И ветер развеял всю горечь призывов горячих.

Толстой! Это слово сегодня так гордо звучит.
Как имя Платона, как светлое имя Сократа -
Для всех на земле - итальянец он, немец иль бритт,
Прекрасное имя Толстого желанно и свято.
И если сегодня у мирных чужих очагов
Всё русское стало, как символ звериного быта, -
У родины духа - бескрайняя ширь берегов,
И муза Толстого вовеки не будет забыта...

Толстой! Это слово сегодня так свято звучит.
Усталость над миром раскинула саван суровый...
Нет в мире иного пути: Любовь победит!
И истина встанет у гроба и сбросит оковы.
Как путники в бурю, на тёмном чужом корабле
Плывём мы в тумане... Ни вести, ни зова...
Сегодня мы все на далёкой родимой земле -
У тихой могилы Толстого.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.
2015-06-04
В четвертом номере московского журнала «Золотое руно» за 1907 год было напечатано извещение «от редакции»: «Вместо упраздняемого с № 3 библиографического отдела редакция «Золотого Руна» с ближайшего № вводит критические обозрения, дающие систематическую оценку литературных явлений. На ведение этих обозрений редакция заручилась согласием своего сотрудника Ал. Блока, заявление которого, согласно его желанию, помещаем ниже».
2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.