Сколько заботы — вскопать огород

Сколько заботы — вскопать огород,
высадить в срок молодую рассаду,
снасти наладить, взглянуть в небосвод -
в синюю и золотую громаду.

Жёлтою охрой покрасить забор,
чёрной смолой просмолить плоскодонку,
не пропустить, как полуденный бор
выпустит в мир метулицу-подёнку.

Даже алкаш, что, желаньем горя,
из дому выглянул опохмелиться,
голову поднял на крик журавля
и догадался, что это за птица.

Но, как ни коротко время весны,
всё же во всех озабоченных взорах
что-то останется от синевы,
так незаметно окутавшей город.

Вечно ли буду сюда приезжать
преображаться?
И вечно ли буду
веровать в чудо, и чудом дышать,
и причащаться весеннему чуду?..

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-08-27
Князь Сергей Михайлович Волконский (1860—1937) — внук декабриста, театральный деятель. В 1899—1901 годах был директором императорских театров, он автор статей о ритмическом воспитании, книги«Человек на сцене» (1912) — о ритме и выразительности движений. С осени 1918 года С.М.Волконский жил в Москве, читал лекции в Институте слова, преподавал в Художественном театре, в студии Вахтангова, в еврейском театре Габима.
2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.
2015-06-05
Для того чтобы понять глубину отношения Блока к такому сложному социально-политическому явлению, как Октябрьская революция, необходимо еще раз сказать о своеобразном, «музыкальном» восприятии Блоком мира. Он считал, что внешняя сущность окружающего скрывает глубокую внутреннюю музыкальную стихию, немеркнущее, вечно бушующее пламя, которое в разные исторические эпохи то вырывалось наружу, освещая благородным заревом мир, то глубоко скрывалось в недрах, оставаясь делом лишь бесконечно малого числа избранных.