Разводится пара. Настала пора

Разводится пара. Настала пора
нести заявленье о том, что
закончена, не получилась игра
и видеть друг друга им тошно.

Как молью дублёнка, изъеден уют,
и вот он — единственный выход.
В казённой приёмной, тоскливые, ждут,
когда предыдущие выйдут.

Она в инвалютном атласном платке
за ним наблюдает украдкой,
изящною ножкой в тугом сапожке
качая с иронией шаткой.

Он в дверь заглянул:
— Там нельзя ль поскорей? —
и сел за искляксанный столик.
Доносится из неприкрытых дверей:
— Мещанка... Ханжа... Алкоголик...

Он молча открыл огоньковский кроссворд,
не глядя, спросил авторучку.
Она протянула.
И вдруг:
— На развод! —
и дверь засмеялась певуче.

Они поднялись и в проёме дверном
исчезли.
И вышли отдельно.
Насильно спокойно под зимним окном
качнулись их зыбкие тени.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.
2015-06-04
Александр Блок, воспитываясь в семье матери, урожденной Бекетовой, мало знал своего отца и редко встречался с его родственниками — Блоками, живущими в Петербургу Но это вовсе не значит, что семья Блоков не оказала пусть скрытого, но существенного влияния на его личность и творчество. Наибольший интерес в этой разветвленной семье представляет для нас характер отца поэта — Александра Львовича Блока, — человека незаурядного, во многом загадочного, не оцененного по достоинству современниками да и потомками.
2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.