Пушистая, зелёная

Пушистая, зелёная,
Стремительная ель,
И солнышком палённая,
И гнутая в метель.

Стоишь прямая, сильная,
Звенишь до облаков.
Вокруг земля обильная -
На тысячи веков.

Вскипали травы гуннами,
Бил колокол в набат.
И ядрами чугунными
Ложился звездопад.

Текла Пахра багряная,
В Оке плескалась кровь.
Ты, хвойная и пряная,
Отряхивалась вновь.

Грачи спешили умные
К тебе наперебой.
И грозы лета шумные
Кружились над тобой.

И ночь плыла стоокая.
И расточалась тьма.
Звени, моя высокая,
Звени, звени с холма.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Роман «Жизнь Арсеньева» — совершенно новый тип бунинской прозы. Он воспринимается необыкновенно легко, органично, поскольку постоянно будит ассоциации с нашими переживаниями. Вместе с тем художник ведет нас по такому пути, к таким проявлениям личности, о которых человек часто не задумывается: они как бы остаются в подсознании. Причем по мере работы над текстом романа Бунин убирает «ключ» к разгадке своего главного поиска, о котором вначале говорит открыто. Потому поучительно обратиться к ранним редакциям, заготовкам к роману.
2015-07-15
Творчество Бунина последнего, эмигрантского периода вызывает противоречивые суждения и оценки. В очень интересной статье «О Бунине» Твардовский делает ряд тонких наблюдений, особенно ценных потому, что в данном случае художник говорит о художнике. Говорит так, как, быть может, не сумеет сказать критик.
2015-04-08
Я, как это ни странно, не помню первой нашей встречи с Анной Андреевной. Не хочу, не могу ничего придумывать, прибавлять — не имею на это права. Я пишу так как помню. Если бы, знакомясь с ней, я могла предположить что придется об этом писать! Обычно я робела и затихала в ее присутствии и слушала ее голос, особенный этот голос, грудной и чуть глуховатый, он равномерно повышался и понижался, как накат волны, завораживая слушателя.