Поэтам Грузии

Писали раньше ямбом и октавой.
Классическая форма умерла.
Но ныне, в век наш величавый,
Я вновь ей вздёрнул удила.

Земля далёкая! Чужая сторона!
Грузинские кремнистые дороги.
Вино янтарное в глаза струит луна,
В глаза глубокие, как голубые роги.

Поэты Грузии! Я ныне вспомнил вас.
Приятный вечер вам, хороший, добрый час!

Товарищи по чувствам, по перу,
Словесных рек кипение и шорох,
Я вас люблю, как шумную Куру,
Люблю в пирах и в разговорах.

Я — северный ваш друг и брат!
Поэты — все единой крови.
И сам я тоже азиат
В поступках, в помыслах и слове.

И потому в чужой стране
Вы близки и приятны мне.

Века всё смелют, дни пройдут,
Людская речь в один язык сольётся.
Историк, сочиняя труд,
Над нашей рознью улыбнётся.

Он скажет: В пропасти времён
Есть изысканья и приметы...
Дралися сонмища племён,
Зато не ссорились поэты.

Свидетельствует вещий знак:
Поэт поэту есть кунак.

Самодержавный русский гнёт
Сжимал всё лучшее за горло,
Его мы кончили — и вот
Свобода крылья распростёрла.

И каждый в племени своём,
Своим мотивом и наречьем,
Мы всяк по-своему поём,
Поддавшись чувствам человечьим...

Свершился дивный рок судьбы:
Уже мы больше не рабы.

Поэты Грузии, я ныне вспомнил вас,
Приятный вечер вам, хороший, добрый час!..

Товарищи по чувствам, по перу,
Словесных рек кипение и шорох,
Я вас люблю, как шумную Куру,
Люблю в пирах и в разговорах.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-21
Сопоставление идей многих произведений писателя, посвященных теме любви, говорит о том, что он ищет некий «общий знаменатель» несовершенства жизни, выявляет то, что нарушает ее гармонию, разъединяет людей, уродует прекрасное и разрушает доброе.
2015-06-04
Многое связывает русского поэта Александра Александровича Блока с московской землей, но прежде всего Шахматове, небольшая усадьба его деда Андрея Николаевича Бекетова, затерявшаяся среди холмов, полей и лесов Подмосковья. Сюда летом 1881 года привез профессор Бекетов свою дочь Алю с шестимесячным сыном Сашурой из шумного Петербурга.
2015-07-15
Длительные путешествия Бунина по зарубежным странам, которые он предпринял в годы между революцией 1905 года и первой мировой войной, значительно расширили круг наблюдений писателя. Они дали ему материал, оказавшийся очень важным для него как художника.