Песня об утрате веры

Был я мирный человек, стал - фрайер...
И чего я не поехал в Израиль?
Покороче там всё же этапы,
Хоть, конечно, там тоже арапы.

И жена-то у меня - еврейка,
Да и сам-то я похож наружно,
И на месте есть одна семейка -
Столько вызовов пришлёт, сколько нужно.

И пускают щас всех, даже рады!
Кто без допуска, тот в полном праве!
Так что вроде бы уже и не надо
На Центральном голодать телеграфе!

Ну, так и в чём же суть? А всё Россия-мать!
Ты чаво, - говорит, - Ты - того!
Авось, как-нибудь, обойдётся, чать,
Перемелется, ничаво!

И поверил я, чудак, этой сути,
И утратил надлежащую веру,
Начитался самиздату до жути -
Хоть сейчас давай мне высшую меру!

Расчирикался я, как канарейка,
То про Сталина загну, а то и дальше...
Прям, как-будто и жена - не еврейка,
Прям, как-будто я Косыгин на даче!

А ведь, помню, приходил участковый,
Даже штатский майор сделал милость -
Упредил меня беседой суровой,
Предсказал мне он всё, что случилось...

А мне всё кажется, ну, разумеется,
Ну, годок пройдёт, ну, пяток, -
Дайте срок, и всё перемелется,
Авось, как-нибудь!.. Дали срок.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-04-08
«Хорошо прожитая жизнь — долгая жизнь». Это изречение Леонардо да Винчи по отношению к Анне Ахматовой справедливо вдвойне. Она не только хорошо, достойно прожила свою жизнь, но срок, отпущенный ей на земле, и в самом деле оказался удивительно долгим. Однако, радуясь творческому долголетию Ахматовой, нельзя не сказать о некоторых особенностях мемуарной литературы о ней, проистекающих из этого фактора. Почему мы имеем столь богатую мемуарную литературу об Александре Блоке или Сергее Есенине?
2015-04-08
Благоговея перед величием имени и необыкновенностью личности Анны Андреевны Ахматовой, я никогда не смел даже помыслить о том, чтобы когда-нибудь дерзнуть вылепить ее натурный портрет. Нагловатостью и авантюризмом, казалось мне, попахивала сама идея встречи с нею, уже при жизни ставшей классиком современной русской литературы. И наверное, я так никогда и не осмелился бы подойти к ней с просьбой о позировании если бы...
2015-04-08
Что было осенью 1956 года. Д. Ф. Слепян и Р. М. Беньяш пригласили меня прийти вечером, обещая сюрприз, о столовой кроме гостеприимных хозяек находилась незнакомая в темном платье, пожилая дама; не могу найти другого, более подходящего, чем это старомодное, сейчас, увы, утратившее былой смысл, слово.