Песня об утрате веры

Был я мирный человек, стал - фрайер...
И чего я не поехал в Израиль?
Покороче там всё же этапы,
Хоть, конечно, там тоже арапы.

И жена-то у меня - еврейка,
Да и сам-то я похож наружно,
И на месте есть одна семейка -
Столько вызовов пришлёт, сколько нужно.

И пускают щас всех, даже рады!
Кто без допуска, тот в полном праве!
Так что вроде бы уже и не надо
На Центральном голодать телеграфе!

Ну, так и в чём же суть? А всё Россия-мать!
Ты чаво, - говорит, - Ты - того!
Авось, как-нибудь, обойдётся, чать,
Перемелется, ничаво!

И поверил я, чудак, этой сути,
И утратил надлежащую веру,
Начитался самиздату до жути -
Хоть сейчас давай мне высшую меру!

Расчирикался я, как канарейка,
То про Сталина загну, а то и дальше...
Прям, как-будто и жена - не еврейка,
Прям, как-будто я Косыгин на даче!

А ведь, помню, приходил участковый,
Даже штатский майор сделал милость -
Упредил меня беседой суровой,
Предсказал мне он всё, что случилось...

А мне всё кажется, ну, разумеется,
Ну, годок пройдёт, ну, пяток, -
Дайте срок, и всё перемелется,
Авось, как-нибудь!.. Дали срок.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Полная пустота кругом: точно все люди разлюбили и покинули, а впрочем, вероятно, и не любили никогда. Очутился на каком-то острове в пустом и холодном море... На остров люди с душой никогда не приходят... На всем острове — только мы втроем, как-то странно относящиеся друг к другу, — все очень тесно.
2015-07-21
Сопоставление идей многих произведений писателя, посвященных теме любви, говорит о том, что он ищет некий «общий знаменатель» несовершенства жизни, выявляет то, что нарушает ее гармонию, разъединяет людей, уродует прекрасное и разрушает доброе.
2015-08-27
С середины лета 1914 года, когда война только началась и казалось, что она скоро кончится, Марина Цветаева, счастливая, с мужем и маланькой дочерью Ариадной стала жить в Борисоглебском переулке — в доме №6, квартира 3 — возле не существующей теперь Собачьей площадки и Поварской улицы (нынешней улицы Воровского).