О русская литература!

О русская литература!
Да что же с тобой, наконец?
Любая продажная шкура
нашла в тебе свой бубенец.

И тащится в гору савраска,
в пути покосились кресты,
и надписи «Пушкин», «Некрасов»
остались у прошлой версты.

Доколе ж такое, доколе?
Мой тёртый народ на земле,
до боли, до медленной боли
ты сам рассказал о себе.

Не ты ли весомо и веско
по мукам обиженных сёл,
по стонам парадных подъездов
несытую музу провёл?

И ты не заметил в дороге,
в своём одиноком пути,
как много налипло на дроги,
мешая савраске идти.

Хотя бы разок оглянуться,
чтоб видели: знаю, слежу,
хотя бы кнутом замахнуться,
хотя бы поправить вожжу!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-05
В своих воспоминаниях Корней Иванович Чуковский приводит разговор о «Двенадцати» между Блоком и Горьким. Горький сказал, что «Двенадцать» — злая сатира. «Сатира? — спросил Блок и задумался. — Неужели сатира? Едва ли. Я думаю, что нет. Я не знаю». Он и в самом деле не знал, его лирика была мудрее его. Простодушные люди часто обращались к нему за объяснениями, что он хотел сказать в своих «Двенадцати», и он, при всем желании, не мог им ответить.
2015-05-19
Блок и Белый появились в переломный для русского символизма момент. «Так символически ныне расколот, — писал Белый, — в русской литературе между правдою личности, забронированной в форму, и правдой народной, забронированной в проповедь, — русский символизм, еще недавно единый.
2015-07-14
В годы реакции Бунин создал свои выдающиеся произведения — «Деревню» и «Суходол». Горький писал о большом значении «Деревни»: Я знаю, что когда пройдет ошеломленность и растерянность, когда мы излечимся от хамской распущенности...