Новогоднее

Давая прошлому оценку,
Века и миг сводя к нолю,
Сегодня я, как все, на стенку
Тож календарик наколю
И, уходя от темы зыбкой,
С благонамеренной улыбкой,
Впадая ловко в общий тон,
Дам новогодний фельетон.

То, что прошло, то нереально, -
Реален только опыт мой,
И потому я, натурально,
Решил оставить путь прямой.
Играя реже рифмой звонкой,
Теперь я шествую сторонкой
И, озираяся назад,
Пишу, хе-хе, на общий лад.

Пишу ни весело, ни скучно -
Так, чтоб довольны были все.
На Шипке всё благополучно.
Мы - в новой, мирной полосе.
Программы, тезисы, проекты,
Сверхсветовые сверхэффекты,
Электризованная Русь...
Всё перечислить не берусь.

И трудно сразу перечислить.
Одно лишь ясно для меня:
О чём не смели раньше мыслить,
То вдруг вошло в программу дня.
Приятно всем. И мне приятно,
А потому весьма понятно,
Что я, прочистив хриплый бас,
Готовлюсь к выезду в Донбасс.

Нам приходилось очень круто.
Но труд - мы верим - нас спасёт.
Всё это так. Но почему-то
Меня под ложечкой сосёт.
Боюсь, не шлёпнуть бы нам в лужу.
Я вижу лезущих наружу -
Не одного, а целый стан -
Коммунистических мещан.

Мещанство - вот она, отрава! -
Его опасность велика.
С ним беспощадная расправа
Не так-то будет нам легка.
Оно сидит в глубоких норах,
В мозгах, в сердцах, в телесных порах
И даже - выскажусь вполне -
В тебе, читатель, и во мне.

Ты проявил в борьбе геройство.
Я в переделках тоже был.
Но не у всех такое свойство -
Уметь хранить геройский пыл.
Кой-где ребятки чешут пятки:
«Вот Новый год, а там и святки...»
Кой-где глаза, зевая, трут:
«Ах-ха!.. Соснём... Потом... за труд...»

Для вора надобны ль отмычки,
Коль сторож спит и вход открыт?
Где есть мещанские привычки,
Там налицо - мещанский быт.
Там (пусть советские) иконы,
Там неизменные каноны,
Жрецы верховные, алтарь...
Там, словом, всё, что было встарь.

Там - общепризнанное мненье,
Там - новый умственный Китай,
На слово смелое - гоненье,
На мысль нескованную - лай;
Там - тупоумие и чванство,
Самовлюблённое мещанство,
Вокруг него обведена
Несокрушимая стена...

Узрев подобную угрозу,
Сказать по правде - я струхнул.
И перейти решил на прозу.
В стихах - ведь вон куда махнул!
Трусливо начал, а кончаю...
Совсем беды себе не чаю...
А долго ль этак до беды?
Стоп. Заметать начну следы.

Я вообще... Я не уверен...
Я, так сказать... Согласен, да...
Я препираться не намерен...
И не осмелюсь никогда...
Прошу простить, что я так резко...
Твоё, читатель, мненье веско...
Спасибо. Я себе не враг:
Впредь рассчитаю каждый шаг.

Я тож, конечно, не из стали.
Есть у меня свои грехи.
Меня печатать реже стали -
Вот за подобные стихи.
Читатель милый, с Новым годом!
Не оскорбись таким подходом
И - по примеру прошлых лет -
Прими сердечный мой привет!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-05-12
Широкая синяя Нева, до моря рукой подать. Именно река заставила Петра принять решение и заложить здесь город. Он дал ему свое имя. Но Нева не всегда бывает синей. Нередко она становится черно-серой, а на шесть месяцев в году замерзает. Весной невский и ладожский лед тает, и огромные льдины несутся к морю. Осенью дует ветер, и туман окутывает город — «самый отвлеченный и самый умышленный город на всем земном шаре».
2015-06-04
Блок вернулся в революционный Петербург из Шахматова! осенью. Он видел нарастание революционной обстановки и, судя по воспоминаниям, 17 октября даже нес на демонстрации красный флаг. Не случайно во втором издании «Нечаянной Радости» поэт один из разделов озаглавил «1905». Вошло туда и стихотворение «Митинг».
2015-04-08
Что было осенью 1956 года. Д. Ф. Слепян и Р. М. Беньяш пригласили меня прийти вечером, обещая сюрприз, о столовой кроме гостеприимных хозяек находилась незнакомая в темном платье, пожилая дама; не могу найти другого, более подходящего, чем это старомодное, сейчас, увы, утратившее былой смысл, слово.