Никто меня не шуганул

Никто меня не шуганул,
Тут не права молва людская:
Я просто в сторону шагнул,
Всех торопливых пропуская.

Что делать, если мир таков
И этот век не для лентяев?
Свои пути у дураков,
Свои мечты у негодяев.

Зачислен загодя в пассив,
И заклеймлён, и не уважен,
Я созерцательно спесив
И легкомысленно отважен.

Смотрю, как старое кино,
Простую жизнь души и тела.
Усопшим, право, всё равно,
А нерождённым — что за дело?

Я раньше много вздора нёс,
Чтоб жить разумно или страстно:
Казалось, это всё всерьёз,
А оказалось — всё напрасно.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Противоречивые, сложные процессы происходят в наше время в духовной жизни мира: с одной стороны, растет национальное самосознание народов, их стремление к суверенной независимости и государственности, с другой,— происходит размывание национального, особенно в области культуры, родного языка, духовной жизни. Идет мощное, целенаправленное наступление массовой культуры на корневые, национальные традиции народной жизни.
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».
2015-06-04
Всего двадцать лет прошло с того времени, как Александр Блок написал первые стихи, составившие цикл Ante Lucem, до поэмы «Двенадцать», венчающей его творческий путь. Но какие шедевры создал за эти два десятилетия великий поэт. Теперь мы можем проследить путь Блока, изучая его биографию, историю отдельных стихотворений, перелистывая страницы старых газет и журналов, читая воспоминания современников. И постепенно раскрывается перед нами прекрасная и загадочная душа одного из проникновеннейших певцов России.