Несколько синих строк

Кончились экзамены.
Лето веткой хрустнуло.
И сирень приколота
К ситцевому платьицу.
И кружась под музыку,
Почему-то грустную,
Наше детство школьное
Словно с горки катится.

И уходят за школьный порог
Шестьдесят незнакомых дорог.
Ты в тетрадный листок
Запиши адресок -
Несколько синих строк.

До свиданья, мальчики,
До свиданья, девочки,
Обойдем задумчиво
Коридоры шумные.
Говорят, до старости
Вспоминают дедушки
Эту доску черную
И звонок дежурного.

Мы потом расстанемся
И потом разъедемся,
А пока на вечере
Вальсы не кончаются.
Пусть дороги тянутся
До Большой Медведицы,
Но пускай товарищи
Всё-таки встречаются.

И уходят за школьный порог
Шестьдесят незнакомых дорог.
Ты в тетрадный листок
Запиши адресок -
Несколько синих строк.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.
2015-06-04
Война застигла Блока в Шахматове. Он встретил ее как новую нелепость и без того нелепой жизни. Он любил Германию, немецкие университеты, поэтов, музыкантов, философов; ему трудно понять, почему народы должны сражаться в угоду своим властителям. Самый тяжелый и позорный мир лучше, чем любая война. Любовь Дмитриевна сразу же выучилась на сестру милосердия и отправилась на фронт. Михаил Терещенко отказался от всякой литературной деятельности.
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».