Не учите детей доброте

Не учите детей доброте,
Подрастут - и научатся сами...
Люди, люди!..
Вы нынче - не те,
Вы - портреты мундирные в раме.
Но к ответу никто не готов:
Сами все вороваты и гадки,
Сами в детстве давили котов,
Били птиц из ружья и рогатки.
Сами дрались до хруста в костях:
Было мало вам
санок и салок, ­
Синева якорей на кистях,
И хвостатые туши русалок.
Каждый был весельчак и буян,
А на деле - парнишка толковый, ­
И припрятанный снится наган,
И нашедший его участковый...
Оглянись на себя посмотри, -
Как гуляли,
как смачно курили!
Самодельные те финкари
Не всегда безобидными были.
Не учите детей убивать:
Может быть, убивать не придётся.
Научите лишь страх унимать,
Брать барьеры, седлать иноходца.
Не учите парадным словам,
Суете и фальшивым улыбкам,
Скучной лжи,
иллюзорным правам,
Редкой правде - и вечным ошибкам.
Не пугайтесь их драк и затей,
Лишь от тихоньких ждите подвоха, ­
Ничему не учите детей -
Пусть наступит другая эпоха.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Кроме многих стихов книги второй, посвященных его любви к Волоховой, существует драма «Песня Судьбы», бесспорно, навеянная ею. Эта неудачная пьеса никогда не была поставлена; это, несомненно, — худшее из всего написанного им. Несмотря на то, что в ней ясно чувствуется влияние «Пера Понта», театра Гауптмана и Метерлинка, она любопытна своими автобиографическими мотивами и присущим главному герою умонастроением: он слишком счастлив со своей женой и покидает мирный очаг, чтобы вдали от дома узнать сердечные бури.
2015-08-27
В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов.
2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.