Не помню такого зловещего лета

Не помню такого зловещего лета, -
Один за другим уплывают гробы.
Там первая женщина - мука поэта,
Последняя женщина - шутка судьбы.

И с первою - первая книга сгорела,
С последней - последняя в пламя легла,
И память истлела, как бренное тело,
И только меня одного обожгла.

Так что же осталось?
Да самая малость:
Чуток беспризорных бессмысленных дней
И полной свободы большая усталость, ­
Как жадно когда-то мечталось о ней!

Свидетелей нет, а свидетельства лживы,
Лукавят и ветхий, и новый завет.
Кто умер - тот умер, живущие - живы,
Но мудрости нет и спасения нет.

А век человека короче эпохи,
Явился во мраке, исчез в пустоте.
И кроме юродивых все - скоморохи,
И нет оправданья земной суете.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Роман «Жизнь Арсеньева» — совершенно новый тип бунинской прозы. Он воспринимается необыкновенно легко, органично, поскольку постоянно будит ассоциации с нашими переживаниями. Вместе с тем художник ведет нас по такому пути, к таким проявлениям личности, о которых человек часто не задумывается: они как бы остаются в подсознании. Причем по мере работы над текстом романа Бунин убирает «ключ» к разгадке своего главного поиска, о котором вначале говорит открыто. Потому поучительно обратиться к ранним редакциям, заготовкам к роману.
2015-07-15
«Жизнь Арсеньева» состоит из множества фрагментов, но впечатления мозаики не производит. Мы не замечаем причудливого узора соединительных линий, а бесконечно разнообразный бунинский пейзаж способствует превращению мозаики в огромное и цельное полотно.
2015-07-06
Есть еще немаловажная проблема, к которой сегодня приковано внимание и литературной общественности, и многочисленных поклонников поэзии Есенина, и, конечно же, средств массовой информации. За последнее время появилось множество статей и публикаций с «версиями» о смерти Есенина. Сразу же заметим. Интерес к поэту, к последнему году его жизни и ко всем обстоятельствам, связанным так или иначе с уходом Есенина из жизни, в наши дни — естественен и закономерен.