Не хочу я

Не хочу я
самоутверждаться,
Наживать копейки на рубли, —
Всё равно никак не удержаться
На покатой палубе Земли.
Как парад проходят поколенья,
Чтоб в пучину кануть без следа, —
Нет продленья,
есть преодоленье
Смертного последнего стыда.
Что им речи, памятники, вздохи,
Жестяной невянущий венок?..
Нет причин для общей суматохи,
Для пучины — каждый одинок.
Есть предел для вида
и для рода,
Этот мир —
лишь белка в колесе...
И стоит угрюмая природа
В обречённой пасмурной тоске.
Кончится любое постоянство,
Как любовь случайная к утру, —
И тогда захлопнется пространство,
Превратившись в чёрную дыру.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Противоречивые, сложные процессы происходят в наше время в духовной жизни мира: с одной стороны, растет национальное самосознание народов, их стремление к суверенной независимости и государственности, с другой,— происходит размывание национального, особенно в области культуры, родного языка, духовной жизни. Идет мощное, целенаправленное наступление массовой культуры на корневые, национальные традиции народной жизни.
2015-07-15
«Жизнь Арсеньева» состоит из множества фрагментов, но впечатления мозаики не производит. Мы не замечаем причудливого узора соединительных линий, а бесконечно разнообразный бунинский пейзаж способствует превращению мозаики в огромное и цельное полотно.
2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.