Над всем

Сквозь зелёные буки желтеют чужие поля.
Черепицей немецкой покрыты высокие кровли.
Рыбаки собирают у берега сети для ловли.
В чаще моря застыл белокрылый хребет корабля.

Если тихо смотреть из травы - ничего не случилось,
Ничего не случилось в далёкой, несчастной земле...
Очтего же высокое солнце туманом затмилось
И холодные пальцы дрожат на поникшем челе?..

Лента школьников вышла из рощи к дороге лесной,
Сквозь кусты, словно серны, сквозят загорелые ноги,
Свист и песни, дробясь, откликаются радостно в логе,
Лягушонок уходит в канаву припрыжкой смешной.

Если уши закрыть, и не слушать чужие слова,
И поверить на миг, что за ельником русские дети, -
Как угрюмо потом, колыхаясь, бормочет трава,
И зелёные ветви свисают, как чёрные плети...

Мысль, не веря, взлетает над каждым знакомым селом,
И кружит вдоль дорог, и звенит над родными песками...
Чингисхан, содрогаясь, закрыл бы ланиты руками!
Словно саван, белеет газета под тёмным стволом.

Если чащей к обрыву уйти - ничего не случилось...
Море спит, - переливы лучей на сквозном корабле.
Может быть, наше чёрное горе нам только приснилось?
Даль молчит. Облака в голубеющей мгле.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
О фольклоризме Есенина исследователи его творчества стали писать еще при жизни поэта. Со временем определили три народно-поэтических струи, питавших лирику и прозу рязанского «златоцвета».
2015-07-15
На протяжении всей своей жизни Бунин сознавал неослабевающую, чарующую власть Пушкина над собой. Еще в юности Бунин поставил великого поэта во главе отечественной и мировой литературы — «могущественного двигателя цивилизации и нравственного совершенствования людей». В трудные, одинокие годы эмиграции писатель отождествлял свое восприятие русского гения с чувством Родины: «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его?
2015-07-15
Недалеко от Парижа, в маленьком городке Сен-Женевьев-дю-Буа, на православном кладбище, среди многочисленных захоронений наших соотечественников, есть скромное надгробие, на котором начертано всемирно известное русское имя: Иван Алексеевич Бунин. Свыше тридцати лет покоится его прах во французской земле. Но только в последние годы стали писать о трагической судьбе на чужбине, о забвении священной могилы выдающегося художника.