На исходный рубеж

- Позволь-ка прикурить, земляк! -
Склонились... Огонёк мелькает...
- Да легче ты, кури в кулак.
Опять патруль ночной летает.

С утра был дождик проливной,
Но к ночи небо чистым стало,
И в щелях, залитых водой,
Луна, качаясь задрожала...

Шли по обочине гуськом,
Ещё вчера был путь хороший,
А нынче мокрый чернозём
Лип к сапогам пудовой ношей.

Стряхни его - ступи ногой,
И снова то же повторится.
А утром с ходу прямо в бой...
- Эй, спать, товарищ, не годится!

Пехотный батальон шагал
Туда, где лопались ракеты,
Где высился Турецкий вал,
Ещё не тронутый рассветом.

Все шли и думали. О чём?
О том ли, что трудна дорога?
О доме, близких иль о том,
Что хорошо б поспать немного?

Не спят уж третью ночь подряд,
Счёт потеряли километрам,
А звёзды ласково горят,
И тянет мягким южным ветром...

Конец дороге. Перекоп!
Но сон упрямо клеит веки...
Видать, привычка в человеке:
Ночлег бойцу - любой окоп.

Посмотришь - оторопь возьмёт:
Повсюду - лёжа, сидя, стоя,
В траншеях, в ровиках народ
Спит, спит всего за час до боя!

Всё будет: грохот, лязг и вой...
Пока ж солдатам крепко спится.
Глядят луна да часовой
На сном разгладенные лица.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Противоречивые, сложные процессы происходят в наше время в духовной жизни мира: с одной стороны, растет национальное самосознание народов, их стремление к суверенной независимости и государственности, с другой,— происходит размывание национального, особенно в области культуры, родного языка, духовной жизни. Идет мощное, целенаправленное наступление массовой культуры на корневые, национальные традиции народной жизни.
2015-07-15
Роман «Жизнь Арсеньева» — совершенно новый тип бунинской прозы. Он воспринимается необыкновенно легко, органично, поскольку постоянно будит ассоциации с нашими переживаниями. Вместе с тем художник ведет нас по такому пути, к таким проявлениям личности, о которых человек часто не задумывается: они как бы остаются в подсознании. Причем по мере работы над текстом романа Бунин убирает «ключ» к разгадке своего главного поиска, о котором вначале говорит открыто. Потому поучительно обратиться к ранним редакциям, заготовкам к роману.
2015-06-14
Полная пустота кругом: точно все люди разлюбили и покинули, а впрочем, вероятно, и не любили никогда. Очутился на каком-то острове в пустом и холодном море... На остров люди с душой никогда не приходят... На всем острове — только мы втроем, как-то странно относящиеся друг к другу, — все очень тесно.