Московские улочки

Старинные улочки
Древней Москвы,
Теремки,
Московские улочки,
Милые вы старики.

Полянка,
Таганка
И старый Арбат,
Вас новые зданья
Всё больше теснят.
И всё же, и всё же
Повсюду вас ищет мой взгляд!

Старинные улочки,
Песен о вас
Не поют,
Старинные улочки,
Пенсии вам
Не дают.

Домов мезонины,
В снегу огоньки...
Ещё сохранились
Вы, как островки,
Московские улочки,
Милые вы
Старики!

Хочу я
Помянуть вас добрым словом
Хотя б за то,
Что в ратный день Москвы
Вы были для людей надёжным кровом,
Как ополченцы,
Выстояли вы.

Старинные улочки,
Вам не дают
Ордена,
Московские улочки,
Ваши скромны
Имена:

Полянка,
Таганка,
И Вал Земляной,
Давно уже нету
Лесов на Лесной,
И всё же, и всё же
как будто запахло сосной!

Московские улочки,
Пусть вы стары,
Не беда,
Московские улочки,
Ваша душа
Молода.

Пусть нет на Неглинной
Неглинки-реки,
Мне русские ваши
Названья близки,
Московские улочки,
Милые вы
Старики.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Живет в Клепиках старая учительница О.И.Носович. Она уже давно на пенсии и, хотя уже разменивает вторую половину девятого десятка, по-прежнему бодра и неутомима. Ольга Ивановна не устает изучать родной край, его историю. Она не только читает книги, но и сама проводит раскопки, и во время встречи показала мне акт сдачи в Рязанской областной краеведческий музей нескольких старинных вещей.
2015-07-05
Подобно живой жизни, поэзия — всегда в вечном и неустанном движении к идеалу добра и красоты, в постоянном настойчивом стремлении запечатлеть в Слове неповторимый Лик родной земли. «...Моя лирика жива одной большой любовью: любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Есенин был убежден: «нет поэта без родины». Убежден с юношеских лет, с первых своих шагов в русской поэзии.
2015-07-21
Если говорить о пессимизме Бунина, то он иного происхождения, чем пессимистические проповеди Сологуба, Мережковского и прочих декадентов. Совершенно произвольно интерпретирует Батюшков цитируемые Буниным следующие слова Леконта де Лиля: «Я завидую тебе в твоем спокойном и мрачном гробу, завидую тому, чтобы освободиться от жизни и избавиться от стыда мыслить и ужаса быть человеком».