Монолог форварда

Мы проиграли первый тайм,
побитые до крови.
И нет нежданности и тайн —
ведь мы играем с проффи.

Они готовились — ещё б!..
Умелая работа.
Тяжёлый матч. Разгромный счёт.
Игра в одни ворота.

Нельзя себя не укорять
за это положенье,
но только бы не потерять
к победе уваженье.

И всё ж надежда: отдохну —
и жёстче, и смелее
и за себя, и за страну
неужто не сумею?

И хоть не вяжется с игрой —
с такой — моя открытость,
я выхожу на тайм второй
как добрый русский витязь.

И, перепрыгнув через боль,
я честно доиграю
свою рискованную роль,
когда дойду до края,

до белизны, где упаду
и над чертой паденья
зажгу последнюю звезду
победного знаменья.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Осенью 1912 года Иван Алексеевич Бунин сказал корреспонденту «Московской газеты»: «...мною задумана и даже начата одна повесть, где темой служит любовь, страсть. Проблема любви до сих пор в моих произведениях не разрабатывалась. И я чувствую настоятельную необходимость написать об этом».
2015-08-27
В 1908—1910 гг. Иван Владимирович часто уезжал из Москвы. То он должен был ехать в Петербург в связи с передачей редчайшей египетской коллекции В. С. Голенищева, то в Каир на Всемирный археологический конгресс, а оттуда в Афины, в Европу приобретать слепки для музея.
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».