Молитва

Как бы я в жизни ни куролесил,
весел — невесел, трезв или пьян,
где-то в Непале или в опале, —
как ни взлетел бы я, как бы ни пал,
как бы молиться судьба ни велела,
нету молитвы другой у меня:
«Только бы, только бы ты не болела,
только бы, только бы не умерла».
Если на улице вижу больницу, —
мысль о тебе, будто нож под ребром.
Кладбищ нечистая совесть боится.
Местью грозят: «Мы её отберём!
В тех, кто любимых пытает, — нет бога.
Смерти страшней истязанье твоё.
Пусть отдохнёт. Её спрячем глубоко,
чтобы ты больше не мучил её!»
«Боже! — кричу я всей болью глубинной. —
Что мне бессмертья сомнительный рай!
Пусть я умру, но не позже любимой —
этою карой меня не карай!»

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Подобно живой жизни, поэзия — всегда в вечном и неустанном движении к идеалу добра и красоты, в постоянном настойчивом стремлении запечатлеть в Слове неповторимый Лик родной земли. «...Моя лирика жива одной большой любовью: любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Есенин был убежден: «нет поэта без родины». Убежден с юношеских лет, с первых своих шагов в русской поэзии.
2015-06-04
Более двадцати лет тому назад поднимался я впервые по широкой лестнице старого дома в одном из тишайших московских переулков близ Арбата. Было странно сознавать, что когда-то и Александр Блок подходил к этой дубовой двери на втором этаже и нажимал на черную кнопку старинного электрического звонка.
2015-04-08
«Хорошо прожитая жизнь — долгая жизнь». Это изречение Леонардо да Винчи по отношению к Анне Ахматовой справедливо вдвойне. Она не только хорошо, достойно прожила свою жизнь, но срок, отпущенный ей на земле, и в самом деле оказался удивительно долгим. Однако, радуясь творческому долголетию Ахматовой, нельзя не сказать о некоторых особенностях мемуарной литературы о ней, проистекающих из этого фактора. Почему мы имеем столь богатую мемуарную литературу об Александре Блоке или Сергее Есенине?