Много ли надобно?

Что нам для жизни? — Уголок!
Для хлеба — нивы лоскуток!
Для садика земли частичка...
И я как маленькая птичка,
Беспечен, как она, и рад,
Коль из окна каких палат,
Или с чьего-нибудь балкона
Смотрю на синево наклона
Далёких, сводистых небес,
На расцвечённый летом лес.
Иль с башни Екатерингофа,
Где незамеченный сижу,
Я с сердцем радостным гляжу
На дальний абрис Петергофа,
На перламутровый залив.
Как он стеклянист и красив!
Как хороши под парусами
И с лентой флага — корабли!
На них дары чужой земли!
И под чужими небесами
Рождён их кормчий и пловец!..
Различен пОзыв для сердец:
Иных манит прибытком ловля
К горам нерастопимых льдов;
Других с Индейских островов
Ведёт в кронштадтский рейд торговля...
А я, без сёл и кораблей,
Картиной мира веселюся:
Где лягу — сплю; и не боюся
Неурожаев, ни мелей...
И я, бесконный, беспалатный,
С одной сердечной полнотой
Любуюсь неба круглотой;
Глотаю запах ароматный
И сам не знаю чьих садов.
Смотрю на сгибы берегов
Порой, на опененны волны —
И, сытостью душевной полный,
Иду в мой маленький приют,
В мой уголок, известный редким,
Где ласточки — мои соседки
И где мечты со мной живут.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Александр Блок с юности любил театр. До нас дошли воспоминания его младших современников, участвовавших вместе с Сашурой Блоком в детских спектаклях зимой в Петербурге, летом — в подмосковном Шахматове. Репертуар был разнообразен — отрывки из «Ромео и Джульетты», сочиненная Блоком совместно с Ф. Кублицким пьеса «Поездка в Италию», одна из комедий Лабиша на французском языке. «Конечно, инициатором и режиссером был Сашура»,— пишет участница некоторых спектаклей О. К. Самарина (Недзвецкая).
2015-07-15
В России осталось много всяких писем ко мне. Если эти письма сохранились, то уничтожьте их все, не читая,— кроме писем ко мне более или менее известных писателей, редакторов, общественных деятелей и так далее (если эти письма более или менее интересны).
2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.