Мемуары

Наш зестафонский поезд ранний
стал у последнего столба, —
и это утро мне судьба
ссудила для воспоминаний.
Тбилиси!
Диво, но твоих
я не касался тротуаров
и не мечтал среди живых
дожить до этих мемуаров.
Здесь, над Курой немноговодной,
чеканил шаг по мостовой
один залётный на голодной
курсантской службе тыловой.
Я снова в струночку стелю
те двухэтажные постели
и на обед иду в строю
по улице Каргаретели.
И состою при лошадях,
и пахну сеном и навозом —
большая выводка на днях,
и я кручу хвосты стервозам.
А за конюшней — срамота! —
для неудачников больничка,
и всё зовёт меня с поста
одна безмужняя сестричка.
Прошусь на фронт,
и день-деньской —
уставы, пушки,
стрельбы, марши,
и даже нет мечты такой,
что я когда-то стану старше.
Ну полгодочка, ну годок —
до пули той, до той воронки!
И в наш военный городок
уже приходят похоронки...
О боже мой, о боже мой,
какая страшная прогулка!
Иду, а жизнь моя за мной,
как Медный всадник,
скачет гулко.
Тбилиси, солнечные выси,
ты был мне родиной второй!
Когда умру, уважь, Тбилиси, -
развей мой пепел над Курой.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-24
Анна Ахматова живет в Мраморном дворце. Дворец — грязный и путаный. Старый, беззубый. Впереди него — Нева, позади — Марсово поле. Простор ветры и небо.
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.
2015-06-04
Январь 1918 года. Это время особенно привлекает исследователей творчества Александра Блока, потому что именно тогда была создана поэма «Двенадцать», которой крупнейший поэт конца XIX века приветствовал наступление новой эпохи. В январе 1918 года Блок переживал высший подъем революционного настроения. «Двенадцать», «Скифы», статья «Интеллигенция и революция» — ярчайшее тому свидетельство.