Мартынов

Дворовых девок колготня,
Дворняг приветливые вопли,
Мужик - сермяга да мотня,
Мальчонка - валенки да сопли.
- Подайте барину воды!
- Несите барину наливку!
Пора бы растрясти зады,
А то как двину по загривку! -
Дворецкий... Бритое лицо,
Весьма цыганистая рожа,
На пальце - толстое кольцо,
Навечно врезанное в кожу.
В камине жаркие дрова,
«Шабли» зелёная бутылка.
Бокал - и кругом голова,
И как поленом по затылку.
Ещё в ушах полозьев свист,
Никак не молкнет колокольчик,
А барин от тепла раскис,
Бутылку целую прикончив.
Блондин он, или поседел?
Морщины... Зеркала не льстили.
Он был разжалован, сидел.
Да вот, простили, отпустили.
Вот руки лижет спаниель,
Ни тьмы, ни молнии, ни крика,
А всё мерещится дуэль
И тот поручик-горемыка.
И почему он всё стоял,
Когда порхнули клочья дыма?
И почему он не стрелял,
А улыбался как-то мимо?..
Он пошутил, не в глаз, а в бровь, -
Беззлобно и довольно тонко...
Любовь?.. Какая там любовь!
Пустая, вздорная бабёнка...
А в голове всё вой и звон,
Болят виски, но тише, тише...

Зачем под ливнем бросил он
Такого маленького Мишу?

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
В России осталось много всяких писем ко мне. Если эти письма сохранились, то уничтожьте их все, не читая,— кроме писем ко мне более или менее известных писателей, редакторов, общественных деятелей и так далее (если эти письма более или менее интересны).
2015-07-15
Заметный поворот в сторону вымысла в теме любви начинается с семнадцатой главы пятой книги. В поисках новой обстановки, пытаясь сбежать от гнетущей несправедливости своего положения, несходства характеров, разрушающего любовь, Арсеньев отправляется в поиски прибежища для больной души.
2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.