Любимой

Слава богу, я пока собственность имею:
Квартиру, ботинки, горсть табака.
Я пока владею рукою твоею,
Любовью твоей владею пока.
И пускай попробует покуситься
На тебя мой недруг, друг иль сосед, -
Легче ему выкрасть волчат у волчицы,
Чем тебя у меня, мой свет, мой свет!
Ты - моё имущество, моё поместье,
Здесь я рассадил свои тополя.
Крепче всех затворов и жёстче жести
Кровью обозначено: «Она - моя».
Жизнь моя виною, сердце виною,
В нём пока ведётся всё, как раньше велось,
И пускай попробуют идти войною
На светлую тень твоих волос!
Я ещё нигде никому не говорил,
Что расстаюсь с проклятым правом
Пить одному из последних сил
Губ твоих беспамятство и отраву.
Спи, я рядом, собственная, живая,
Даже во сне мне не прекословь:
Собственности крылом тебя прикрывая,
Я оберегаю нашу любовь.
А завтра, когда рассвет в награду
Даст огня и ещё огня,
Мы встанем, скованные, грешные, рядом -
И пусть он сожжёт тебя и сожжёт меня.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Вселенское братство! Вечный мир! Отмена денег! Равенство, труд. Прекрасный, удивительный Интернационал! Весь мир — ваша Отчизна. Отныне нет никакой собственности. Если у тебя два плаща, один у тебя отнимут и отдадут неимущему. Тебе оставят одну пару обуви, и если тебе нужен коробок спичек, «Центрспички» его выдадут.
2015-05-19
Блок и Белый появились в переломный для русского символизма момент. «Так символически ныне расколот, — писал Белый, — в русской литературе между правдою личности, забронированной в форму, и правдой народной, забронированной в проповедь, — русский символизм, еще недавно единый.
2015-07-15
«Жизнь Арсеньева» состоит из множества фрагментов, но впечатления мозаики не производит. Мы не замечаем причудливого узора соединительных линий, а бесконечно разнообразный бунинский пейзаж способствует превращению мозаики в огромное и цельное полотно.