Кто-то в проруби тонет. Пустынно, темно.

Кто-то в проруби тонет. Пустынно, темно.
Глубь чернеет опасно, бездонно...
Кем ты станешь? На выбор мгновенье одно.
Промедление смерти подобно.

Зал прокурен. Уже замыкается круг.
Промолчать? Против всех — неудобно...
Друг глядит на тебя, он пока ещё друг.
Промедление смерти подобно.

В дверь стучится любимая ночью глухой:
— Я больна, голодна и бездомна... —
Как ты взглянешь? Что скажешь ей? Кто ты такой?
Промедление смерти подобно.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-04-07
Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным. Сорок три года спустя возникла непростая задача вспомнить далекие дни, когда люди не по своей воле покидали родные места: шла война! С большой неохотой переместился я в Ташкент из Москвы, Анна Ахматова — из блокадного Ленинграда. Так уж получилось: и она, и я — коренные петербуржцы, а познакомились за много тысяч километров от родного города. И произошло это совсем не в первые месяцы после приезда.
2015-04-07
Этот документ достаточно стар: ему около шестидесяти лет. Он небольшого формата, чуть побольше почтовой открытки; он пожелтел от времени, ветшает и выцветает с каждым годом. Но я бережно храню его между двумя листами чистой бумаги в папке, где помещаются наиболее ценные для меня документы.
2015-06-14
Для Блока все непросто даже в эти первые месяцы революции. Есть вещи, которые его смущают: он не может их не замечать и оставаться безучастным. На Украине русские солдаты братаются с немцами, но к северу, на Рижском фронте, немцы стремительно наступают. Не хватает хлеба, по ночам постреливают, вдали грохочет пушка.