Кто тебе сказал?

Хочешь, я в глаза, взгляну в твои глаза,
И слова припомню все, и снова повторю?
Кто тебе сказал? Ну кто тебе сказал!
Кто придумал, что тебя я не люблю?

Я каждый жест, каждый взгляд твой в душе берегу.
Твой голос в сердце моём звучит звеня.
Нет, никогда я тебя разлюбить не смогу.
И ты люби, и ты всегда люби меня.

Верить не хочу, и думать не хочу,
Что придёт разлука и не сбудутся мечты.
Ночью я кричу, от горя я кричу,
Если снится, что меня не любишь ты.

Если на беду, а если на беду,
Разлучит судьба нас не во сне, а наяву,
Землю обойду, всю землю обойду,
Океаны и моря переплыву.

И назло судьбе, разлучнице судьбе,
Вновь в глаза взгляну тебе и тихо повторю:
Кто тебе сказал? Ну кто тебе сказал!
Кто придумал, что тебя я не люблю?

Я каждый жест, каждый взгляд твой в душе берегу.
Твой голос в сердце моём звучит звеня.
Нет, никогда я тебя разлюбить не смогу.
И ты люби, и ты всегда люби меня.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Я очень люблю стихи Есенина... Есть в есенинской певучей поэзии прелесть незабываемая, неотразимая. Так писал в конце 1950 года в эмиграции бывший поэт-акмеист «второго призыва» Георгий Адамович. Тот самый, который при жизни Есенина называл его поэзию до крайности скудной, жалкой и беспомощной, а в воспоминаниях, опубликованных в парижском «Звене» в начале 1926 года, заметил: «Поэзия Есенина — слабая поэзия»; «поэзия Есенина не волнует меня нисколько и не волновала никогда»
2015-06-04
В четвертом номере московского журнала «Золотое руно» за 1907 год было напечатано извещение «от редакции»: «Вместо упраздняемого с № 3 библиографического отдела редакция «Золотого Руна» с ближайшего № вводит критические обозрения, дающие систематическую оценку литературных явлений. На ведение этих обозрений редакция заручилась согласием своего сотрудника Ал. Блока, заявление которого, согласно его желанию, помещаем ниже».
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».