Костры

Пощади моё сердце и волю мою укрепи,
Потому что мне снятся костры в запорожской весенней степи.
Слышу — кони храпят, слышу — запах горячих коней.
Слышу давние песни вовек не утраченных дней.
Вижу мак-кровянец, с Перекопа принесший весну,
И луну над конями — татарскую в небе Луну.
И одну на рассвете, одну, как весенняя синь,
Чьи припухшие губы горчей, чем седая полынь...
Укрепи мою волю и сердце моё не тревожь,
Потому что мне снится вечерней зари окровавленный нож,
Дрожь степного простора, махновских тачанок следы
И под конским копытом холодная плёнка воды.
Эти кони истлели, и сны эти очень стары.
Почему же мне снова приснились в степях запорожских костры,
Ледяная звезда и оплывшие стены траншей,
Запах соли и йода, летящий с ночных Сивашей?
Будто кони храпят, будто лёгкие тени встают,
Будто гимн коммунизма охрипшие глотки поют.
И плывёт у костра, бурым бархатом грозно горя,
Знамя мёртвых солдат, утвердивших эакон Октября.
Это Фрунзе вручает его позабытым полкам,
И ветра Черноморья текут по солдатским щекам.
И от крови погибших, как рана, запёкся закат.
Маки пламенем алым до самого моря горят.
Унеси моё сердце в тревожную эту страну,
Где на синем просторе тебя целовал я одну.
Словно тучка пролётная, словно степной ветерок —
Мира нового молодость — мака кровавый цветок.
От степей зацветающих влажная тянет теплынь,
И горчит на губах поцелуев сухая полынь.
И навстречу кострам, поднимаясь над будущим днём,
Полыхает восход боевым тёмно-алым огнём.
Может быть, это старость, весна, запорожских степей забытьё?
Нет! Это — сны революции. Это — бессмертье моё.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-08-27
15 мая 1922 года Цветаева с десятилетней дочерью Ариадной приехала в Берлин. Несмотря на то, что Берлин был тогда для русских писателей в изгнании своеобразной столицей, 1 августа того же года Цветаева уехала оттуда в Чехию. Жила там в деревнях Дольние и Горние Мокропсы, Новые Дворы, Иловищи, Вшеноры, бывала в Праге. Потом жила во Франции — под Парижем, в Париже. Россию не видала семнадцать лет.
2015-06-04
В 1903 году в журнале «Новый путь» появилась первая рецензия, написанная Александром Блоком. Не случайной была его встреча с изданием, во главе которого стояли 3. Н. Гиппиус и Д. С. Мережковский. До личного знакомства с ними (в марте 1902 года) Блок много и внимательно изучал сочинения Мережковского, и как отмечает Вл. Орлов: «Почти все размышления Блока в юношеском дневнике об антиномии языческого и христианского мировоззрений («плоти» и «духа»).
2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.