Катьке

Я прав во всём
А вы — почти ни в чём,
Вы спорите со мною — ни о чём.
Вам просто больше нечего сказать
И дара не дано — иносказать.
Я прав во всём,
Мои слова чисты,
Иль сожжены
иль вымыты мосты,
Все, кто со мной,
Они и там, и тут,
Неправедно
и праведно живут.
Я прав во всём:
Нет права у времён,
Зависящих от скуки похорон,
От пошлости
Женитьбы и сумы,
Религии,
расстрела и тюрьмы.
Я прав и в том,
Что будущего — нет,
Другим, не нам —
Распад или расцвет,
А мы усеем
нашими костьми
Лишь эти придорожные кусты.
Лишь этот пёс
Лизнёт ладонь мою,
Лишь этот май
у смерти на краю,
Лишь эта осень
в близости конца,
Лишь эта тройка около крыльца.
Ты, Дух святой, Отец
и даже Сын —
Мне не помог при жизни ни один,
Так пусть уносят в пляске бубенца
И жизнь, и смерть,
И радость — без конца!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.
2015-06-14
Кроме многих стихов книги второй, посвященных его любви к Волоховой, существует драма «Песня Судьбы», бесспорно, навеянная ею. Эта неудачная пьеса никогда не была поставлена; это, несомненно, — худшее из всего написанного им. Несмотря на то, что в ней ясно чувствуется влияние «Пера Понта», театра Гауптмана и Метерлинка, она любопытна своими автобиографическими мотивами и присущим главному герою умонастроением: он слишком счастлив со своей женой и покидает мирный очаг, чтобы вдали от дома узнать сердечные бури.
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.