Караван

Бывает...
Не со всеми, но бывает,
А потому сочувствий не приму...
Мой караван всё дальше уплывает
Во тьму.
В нечеловеческую тьму.
Там нет причин сомненьям и печалям,
Всё на местах, надёжен каждый трос.
Лишь я один шатаюсь по причалам,
Как подгулявший палубный матрос.
Всё справедливо, я не упрекаю:
Сам опоздал, хмельным поверив снам,
По прозвищам и званьям окликаю,
А самых дорогих - по именам.
Но опыт лжёт и не в урок наука,
Не та игра и счёт очкам иной.
Что глотку рвать!
Ни отзвука, ни звука,
И город незнакомый за спиной.
Шагну в огни весёлого квартала,
В чужую толчею и суету,
Среди стекла, бетона и металла
Названья непонятные прочту.
Оглохшего от грохота и крика,
Нелепого, как нищий без сумы,
Такого же увижу горемыку -
И рядом постоим
у края тьмы.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Более двадцати лет тому назад поднимался я впервые по широкой лестнице старого дома в одном из тишайших московских переулков близ Арбата. Было странно сознавать, что когда-то и Александр Блок подходил к этой дубовой двери на втором этаже и нажимал на черную кнопку старинного электрического звонка.
2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.
2015-07-21
Пейзаж в раннем творчестве Бунина — это не просто зарисовки художника, проникновенно ощущающего красоту родных полей и лесов, стремящегося воссоздать панораму мест, где живет и действует его герой. Пейзаж не только оттеняет и подчеркивает чувства героя. Природа в ранних рассказах Бунина объясняет человека, формирует его эстетические чувства. Вот почему писатель стремится уловить все ее оттенки.