Иней

Нежность первозданности
Инеевой заводи —
В самой тайной давности,
На рассвете памяти.

Где-то в дебрях холода
Есть лукавство лешего,
Колдовская молодость
Леса поседевшего.

Вдруг запахнет смолкою,
Белка прыгнет мячиком,
И замрёшь пред ёлкою
Изумлённым мальчиком,

Так полно бывалости
Это наваждение —
С самой тайной давности,
Словно до рождения.

Что же это — странное
И неуловимое,
Древнее и раннее,
До беды любимое?

То ли в сказке кроется,
То ли в сердце прячется?
Словно сон, припомнится,
Словно жизнь, означится...

Что-то в очи синие
Целым царством глянуло,
Что-то в лунном инее
Промелькнуло — кануло.

И манит за вёрстами,
За снегами чистыми
Голубыми звёздами,
Льдистыми монистами;

Голубками швидкими,
Шибкими лошадками,
Шерстяными свитками,
Ледяными святками...

Где-то домик старенький
Тёплым дымом курится,
Пробегают валенки
По скрипучей улице;

Снег гребут лопатою,
Волчий след за ригою,
Мальчики сопатые
На коньках шмурыгают.

Все они — до трепета —
В этом царстве — местные.
Ты гостил там некогда,
В годы неизвестные...

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
Есть еще немаловажная проблема, к которой сегодня приковано внимание и литературной общественности, и многочисленных поклонников поэзии Есенина, и, конечно же, средств массовой информации. За последнее время появилось множество статей и публикаций с «версиями» о смерти Есенина. Сразу же заметим. Интерес к поэту, к последнему году его жизни и ко всем обстоятельствам, связанным так или иначе с уходом Есенина из жизни, в наши дни — естественен и закономерен.
2015-06-04
Война застигла Блока в Шахматове. Он встретил ее как новую нелепость и без того нелепой жизни. Он любил Германию, немецкие университеты, поэтов, музыкантов, философов; ему трудно понять, почему народы должны сражаться в угоду своим властителям. Самый тяжелый и позорный мир лучше, чем любая война. Любовь Дмитриевна сразу же выучилась на сестру милосердия и отправилась на фронт. Михаил Терещенко отказался от всякой литературной деятельности.
2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.